Для чего Чичикову нужны были “мертвые души” крепостных?

Со школьных времен для многих этот вопрос остается не совсем ясным. Что не удивительно, т.к. на сегодняшний день механизм коммерческих действий, если не сильно изменился, то названия сопутствующих ему мероприятий могут завести в тупик. Поэтому для начала предлагаю разобраться в терминах, чтобы было проще понять, чего же добивался Чичиков.
Напомним, что фиксировать наличие “души” с одного двора было задумано Петром I в 1724 году. Подобная перепись была необходима государю для проведения налогообложения.
Если с 1678 года налогом облагался крестьянский двор без учета количества лиц, проживающих в нем, или подворный, то впоследствии, его заменили на подушной.
Перемены произошли по той простой причине, что каждый ищет свою выгоду, и простой народ не исключение. Смекнув, что объединив дворы, можно прилично сэкономить, крестьяне стали идти на этот риск. Применялись разные способы “уйти” от налога, например, родители оставались жить вместе с семьями своих детей или несколько хозяйств огораживались одним забором и выдавался этот двор за одно большое.
Впрочем, данные подворной переписи 1710 года скоро дали понять, что дело нечисто и нужно искать выход из положения. И в 1718 году, за единицу измерения налогообложения уже было решено брать “душу мужского пола”, причем любого возраста.

Подавать реестры крестьян (иначе, сказки) входило в обязанность самого владельца крестьян, старосты или приказчика. Отчетность сопровождалась угрозами расправы в случае сокрытия крестьян, вплоть до смертной казни ответственного. Но угрозы не возымели должного действия, и этот закон вскоре крестьяне научились обходить: людей просто утаивали на свой страх и риск.
Угрозы о расправах скоро стали применять на деле. С 1720 года начались расследования случаев утайки людей. Были конфискованы имения помещиков, не подавшие реестры вообще, арестованы старосты и приказчики.
Вплоть до 1724 года происходит проверка переписи на предмет точного количества “душ”. В итоге, изначальное число первой подобной переписи населения с 3,5 млн увеличилось до 5,5 млн. Причем “душа” числилась в списках и, соответственно, облагалась налогом до следующей ревизии, без учета того, жив ли человек, в каком он состоянии, не сбежал ли. Таким образом, Чичиков в поэме помогает, с одной стороны, помещикам избавиться от лишних налогов, а с другой, сам становится собственником крестьян, купленных по выгодной цене, за исключением подаренных.
Далее, мы помним, что Чичиков хотел заложить приобретенные “души” под залог, чтобы обогатиться. История выдачи первых займов начинается с времен Елизаветы Петровны, когда ее указом были созданы банки. В их функцию входило выдавать ссуды под небольшой процент дворянам, находящимся на грани разорения, но при этом имеющие возможность заложить свое имение.
Чичиков для займа собирался использовать Опекунский совет, который был создан в 1763 году и представлял собой изначально благотворительное учреждение для сирот. Бюджет этого учреждения пополнялся за счет пожертвований, коих было немало. Самые щедрые жертвователи входили в Опекунский совет и в их распоряжении находились большие суммы денег.
Первый опыт займа у Опекунского совета зафиксирован в 1771 году, когда князь П. Репнин попросил 50 000 рублей под залог своего имения. Вскоре подобная практика стала использоваться на постоянной основе.
Чичиков также хотел воспользоваться услугами Опекунского совета. Но для получения ссуды помимо наличия податного населения нужно было наличие имения, под которое, собственно, и давался займ. Чичиков продумал и этот момент.
Дело в том, что после войн с Турцией в 17 веке к России отошли земли Новороссии, представлявшие собой по большей части степь. С большим трудом проводилась колонизация Херсонской и Таврического губернии, поэтому со стороны государства всячески поощрялись люди, которые были готовы взять на себя участок для благоустройства. Именно в Херсонскую губернию собирался Чичиков переселить свои “мертвые души”. Т.е. явно с земельным вопросом у героя проблем не возникло бы.

Таким образом, посетив только Манилова, Плюшкина, Собакевича и Коробочку, Чичиков стал владельцем уже 416 душ. Затратив минимум, при залоговой стоимости каждого крестьянина в 200 рублей, он обогатился на 83 200 рублей. В перспективе на полученную ссуду на рынке Чичиков мог бы купить живых крестьян уже по 100 рублей, при этом сохранить капитал порядка 40 000 рублей.
Занимательная афера Чичикова по-настоящему может быть оценена по достоинству только с учетом понимания всех тонкостей коммерческих манипуляций происходящих перед читателем, но увы, как правило, основной акцент делается на оценку психологических портретов героев поэмы “Мертвые души”.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: