Из кого состоял контингент наемников, который воевал на двух Чеченских войнах


Мы привыкли припоминать нашим южным соседям их участие и в первой, и во второй чеченской войне на стороне сепаратистов. Однако присутствием украинцев не ограничился контингент наемников, прибывших тогда в Чечню. Люди с разных точек мира устремились на эту войну, по сути, для них далекую, но такую прибыльную.

Идейные

Вернее будет сказать, что часть наемников приезжала в Чечню все же, исходя из идейных соображений. Им представлялось, что чеченский народ притесняем Россией, и их вера и традиции находятся под угрозой уничтожения. Именно ислам стал связующей ниточкой для чеченцев и мусульман из других стран. И если ранее на Северном Кавказе ислам исповедовался в рамках умеренности, то с момента обострения обстановки в регионе он стал приобретать радикальные черты, что для российской стороны было совсем некстати.
Для борцов за веру Чечня представляла собой непаханое поле работы. В соседних с ней Дагестане, Ингушетии, да и в самой России также много мусульман, стоит их только объединить и получится большая армия для борьбы с неверными.

Заманчивые перспективы и финансовая поддержка привели к тому, что к осени 1999 года многие моджахеды искренне полагали, будто действия России против них в Чечне (имеется в виду Контртеррористическая операция, или Вторая чеченская война) есть “агрессия неверных в исконных землях ислама”. Это убеждение спровоцировало значительный поток исламистов в ряды Ш. Басаева и Хаттаба, которые вместе со своими бандформированиями к этому времени проникли в Дагестан и готовились там к дальнейшим активным действиям.

Обиженные

Другая категория наемников руководствовалась чувством мести и злобой на Россию, когда шли пополнять ряды ичкерийской армии. По сути, для них не было принципиально важным кого защищать в этом конфликте, будь то чеченцы или какой-то другой народ. Не национальные или религиозные ценности они шли поддержать. Этой категории вояк нужен был лишь повод поквитаться с Россией, историческая память и обиды толкали их на убийства русских.

Так, например, среди наемников были косовские албанцы, которые не простили России поддержку сербов во время Косовской войны. Та же история с украинцами, большая часть которых до сих пор считают свое соседство с Россией большим несчастьем.

Г. Трошев в своей книге “Моя война. Чеченский дневник окопного генерала” пишет, что к 1999 году украинцев в чеченских рядах насчитывалось порядка 300 человек. По большей части это были маргинального склада личности, совершенно никому ненужные в мирной жизни элементы. Около 100 человек, кроме них, являлись членами УНА-УНСО.
Когда начались сепаратистские настроения в Чечне, украинские националисты одними из первых устремились поддержать в своем выборе “незалежности” чеченских активистов. И тому есть свидетельство в лице Дмитрия Корчинского. Сейчас это видный киевский деятель, журналист, политик, а тогда, в 1993, помогал в организации бандформирований, которые потом выступали против федеральных сил. За это в 2014 году СК РФ возбудил против Корчинского уголовное дело. Есть сведения от Бастрыкина А. (председатель СК РФ), что Арсений Яценюк также принимал активное участие в разгорающемся чеченском конфликте.

Все остальные

Но по большей части люди ехали воевать в Чечню, конечно, за деньги, изредка прикрываясь идейностью. А уж спонсоров у этой войны было достаточно, как из стран Ближнего Востока, так и из государств Западной Европы. Каждый из них имел свой интерес продолжить начавшийся конфликт, поэтому вливание средств в чеченский сепаратизм являлось обязательным условием для ведения бизнеса.

То, что наемники это не плод фантазий россиян, доказывает следующий факт. В ноябре 2006 года был ликвидирован “кошелек ваххабитов” эмиссар “Аль-Каиды” Абу Хавс. При нем были найдены документы, подтверждающие связь чеченских боевиков с рядом зарубежных террористических группировок. Сам Абу Хавс в числе 70 арабов прибыл в Чечню в 1999 году, и именно с этого периода он стал делать первые записи о поступлениях денежных средств. Только за январь 2000 г. им было получено $200 тыс. и 195 тыс евро. $400 тыс. получили свои кровные Масхадов и Садулаев, на тот момент еще живые. Оплачивали же услуги террористов, по данным СМИ, более 100 иностранных фирм, преимущественно из стран Западной Европы и США.

Количество посетивших Чечню наемников подсчитать не представлялось возможным. Приблизительные выводы относительно этого удавалось сделать только после их гибели или взятия в плен. Происходил подсчет примерно по такой схеме. В 2000 году в одном из районов Чечни был ликвидирован отряд боевиков, в составе которого, как оказалось, находился 21 человек. Каждый из боевиков при себе имел документ, подтверждающий, что все они были выходцами либо из Марокко, либо Йемена.

В 2001 году министр обороны РФ Сергей Иванов предоставил СМИ список погибших в ходе спецопераций, проведенных в период с 1999 по 2001 год. В списке значилось 101 имя, все они были наемниками, прибывшие из таких стран, как Таджикистан, ОАЭ, Ливан, Египет, Тунис, Иордания, Кувейт, Турция, Афганистан и др. Известно, что кроме боевиков из мусульманских стран, театр военных действий в Чечне посетили граждане Украины, Швеции, США и Канады, Великобритании и Франции, Италии, Дании, Литвы и Латвии, и, конечно, Эстонии и Грузии.

В общем, при подсчете 52 страны “отметились” в списке иностранных боевиков-наемников. В то время, как в Первую Чеченскую список стран был ограничен цифрой 15.

Нюансы в работе наемника

Когда в 1999 году успех контртеррористической операции стал очевиден, количество желающих пополнить ряды боевиков стало сокращаться. Да и сами ичкерийские предводители стали хитрить при выплате гонораров, чем окончательно подорвали доверие наемников. Например, порой по договору от боевика требовалось предоставить какие-либо доказательства об уничтожении русского бойца или вражеской техники, тогда только он мог рассчитывать получить свой заработок. Еще возмутительнее оказался случай расчета руководства с наемниками фальшивыми долларами. Многие желающие подзаработать на войне вернулись, если успели, домой недовольными.

Не пришлись по душе легионеры и самим чеченцам, как боевикам, так и гражданскому населению. Чужая родина — не жалко. Жители ее — совершенно посторонние люди, которых можно грабить и оскорблять. Такой подход со временем стал пресекаться полевыми командирами, но, как правило, все возвращалось на круги своя.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: