Попал в лагерный дурдом: Встреча с королем, Отказ от работы

Нахлынуло

Как и предупреждал, что если, что-то нахлынет, то обязательно напишу об этом в не очереди. Так вот нахлынуло. А дело было на Вятлаге, поселок Нюмыд ИТК-42, строгого режима.

Тот срок у меня был последним и небольшим, дали всего двушку строгача. Привезли в лагерь и я попал бригаду грузелей. Сидишь в зоне, балдеешь, два три дня пока погрузки нет, затем подали вагоны, вышли бригадой на биржу, погрузили кругляк и назад в отряд, отдыхать до следующей погрузки.

На личный счет с такой работы падало пятьдесят рубликов в месяц, короче на ларек всегда пятерочкой обеспечен, да плюс еще два рублика производственные давали. Короче на папиросы хватало, да и на чаек положниковый тоже. А еще конфетки подушечки по рубль десять за килограмм, в лагерях их называли «Дунькина радость», заваришь чайку купеческого и с подушечкой в прикуску….. А сколько счастья в этом!!!! Что-то я отвлекся…

В общем, такое положение меня устраивало, думал, что для входа в зону, вполне приличные условия. Есть время осмотреться, понять куда ветер дует.

Плохие новости

И вот случилась беда, срок то у меня небольшой, для лесной зоны два года, это не срок, в лесных зонах до пяти в лес выпускают, а я тут на бирже загораю, не порядок. Пришел утром с погрузки, а завхоз меня «обрадовал», говорит мне «Москва» (погоняло такое у меня было), тебя перевели с сегодняшнего дня во второй отряд, работяги нужны.

Ну думаю, опять в лес загнали, да что же это. Конечно расстроился, но не сильно, в лесу я пахал в конце семидесятых, в Коми АССР под Печерой, лесные законы хорошо знаю, и тут подумал, а пойду ка я вечерком во второй отряд, может кого встречу по былым срокам знакомых. И встретил…

Встреча с королем

Зашел я в девятом часу вечера, в барак второго отряда, стою осматриваться, вдруг лицо знакомое мелькнуло, ба!!! Да это же Витя Король, я его знаю, мужик! Он был трактористом в третьей бригаде на втором повале в Чикшино, я у него даже в бригаде месяца четыре проработал чекеровщиком, а потом уже к Лехе Картузу ушел, у него можно было заработать хорошо перед свободой (но об этом другая история)…

Король меня сразу узнал, обрадовался, за разговором пролетело пару часов, из разговора я узнал, дела на верхнем складе хреновые, хозяин держит в реальности две делянки, по семь бригад, обе план не вытягивают, так вот он по бумагам проводит как одну, и план есть.

А что мужики пашут, так им по семь рублей на карту кидают, что бы мужики без махорки не сидели и кипеша не было.

В общем, мы договорились, что я утром выезжаю со всеми в лес, осмотрюсь, что и как, а он поговорит с мастером, что бы меня перевели в его бригаду, толкачем. На том и порешили.

Бригаднички

На следующий день, приехав на делянку и зайдя к бригадникам в балок, я все понял, что бригаднички готовы работать за пайку + ДП(дополнительное питание, как правило дополнительная пайка и шлюмка каши, если каша гороховая, то это уже праздник живота), а если еще и на ларек чуток отваливают, то вообще готовы на штабелях ночевать.

И тогда объявил я: «Мужики, я понимаю раз вышел, то должен отпахать, но по мне лучше на кичу, чем за шлемку каши, корячиться здесь. Сегодня я кое как перекантуюсь, а завтра в лес не выеду, в отказ пойду, а на меня норму можете не подавать, все равно меня закроют.
И вот настал следующий день, лесники уехали в лес, а я выспался, чифирнул , и приготовился ждать вызова по селектору, как отказника от работы.

Отказ от работы

Обычно отказников вызывали в после проверки в пол десятого утра. И вот время настало, по-местному радио на всю зону зазвучал громкий голос: « Осужденный Силаченков, срочно явиться в штаб, в кабинет начальника колонии». Но я не иду, жду когда за мной прибегут прапора.
Не прошло и пятнадцати минут, прапор влетает в отряд, и на меня рявкает, Силаченков, ты что, нюх потерял, чего тут загораешь, ты разве не слышишь, что тебя по селектору полчаса вызывают?

План

Но у меня уже был готов план, и я четко стал действовать по своим расчетам. Ни чего не говоря, вытараща на прапора глаза, сказал ему: «Пойдем начальник, не кипишуй»
И вот я штабе, а расчет мой был таков, мне нужна была реакция хозяина и она случилась. Пока мы шли с прапором в штаб, на улице не слабо мело, все, телогрейка, шапка, шарф, валенки, были запорошены снегом. И… вот в таком виде, я заваливаюсь в кабинет к хозяину и не успев отчеканить, что осужденный такой-то явился, как прогремел рев хозяина ВОН!!! , ВЫЙДИ ВОН!!! РАЗДЕНЬСЯ!!!

А это как раз мне было и нужно. Выйдя в коридор штаба, я стал быстро раздеваться, снял с себя все, оставил только трусы, и в таком виде с зажатой в руке, с заранее написанной объяснительной, снова шагнул в кабинет хозяина.

Конечно я знал, что у хозяина отвалится челюсть, от моей выходки, а так же знал, что у него в кабинете сидит врач медсанчасти, она всегда присутствует при вызове отказников от работы к хозяину зоны. Вдруг правда кто-то болен! Такой уклад, был мне только на руку, ведь еще пару месяцев назад, по прибытию в зону, я заглядывал в санчасть к докторше с жалобой на бессоницу, головную боль и иногда возникающие в голове голоса, пытался подвести ее к мысли, что неплохо бы меня отправить в поселок Лесной, к дяде Боре Пулькину!

**Борис Васильевич Пульки, начальник шестого психиатрического отделения, центральной больницы Учреждения ИТК 16 в поселке Лесной Кировской области.

Со стороны я конечно смотрелся прикольно, в одних трусах и ошалевшим взглядом, стою перед хозяином зоны, с зажатой объяснительной в руке….

У хозяина.

Придя в себя полковник, выпалил мне, ты чего творишь сука…, но для меня в этот момент, было главным, показать своим немыслимым поступком, что у меня реально потекла крыша и я выпалил ему: «так ты сам приказал раздеться! А твой голос похож на тот, что у меня в голове, я думаю вы братья, значит семья, а семью надо слушать».

Наконец то он присел, еще раз оббежал меня взглядом.
— «Что у тебя в руке?» Спросил он.
— «Объяснительная начальник!» Отчеканил я.

Взяв бумагу полковник стал читать, сначала глазами, затем перешел на шепот, который быстро стал набирать звуковую силу.

«Начальнику учреждения ИТК 41 от осужденного Силаченкова В.А

Объяснительная.

Я не вышел на работу 14 января 1989 года, в связи со своими убеждениями: лес живой, каждое дерево дышит и думает, среди деревьев у меня есть друзья, и поэтому я не могу наносить физический ущерб духовным собратьям, не могу ни пилить ни рубить деревья! Я не буду брать грех на душу, лучше смерть!!!»

Закончив читать, хозяин, нервно спросил докторшу:
— «А это не твой пациент?»
На что последняя, выдохнула одни махом.
-«Да, я его помню, он приходил недавно, я думала, что косит».

Водворение в Шизо.

В этот момент, я заметил, что полковник потянулся к тревожной кнопке, спрятанной у него под столом. Все подумал, я, сработало, сейчас будут меня закрывать на кичу. Не прошло и пяти минут, как в кабинет начальника колонии влетели два прапора и получив приказ от хозяина: « В изолятор его», менты потащили меня в Шизо. И вот босиком, по снегу, в одних трусах, с накинутым бушлатом на моих плечах, мусора тащат меня по снегу, подмолаживая дубинками по бокам. На улице метет, идет сильный снег, зона пустая, все на работе, а мы очень быстро перемещаемся в изолятор.

Изолятор.

На киче, меня быстро переодели в специальную робу и водворили в камеру, одиночку, как социально-опасного элемента.

Слава богу, в те годы, в зоне сидел жулик, изолятор грелся отменно. На следующий день, мне подогнали курево и жить стало веселей. На пятые сутки, где-то часов в девять вечера, камеру открыли и дежурный прапор прокричал: «На выход!» Пройдя по коридору в каптерку, я увидел баул с моими вещами: « Ага, вещички мои приволокли из отряда» мелькнуло у меня в голове: « значит этап будет ночной, на больницу, еду к Пулькину! Еду в психушку!

Этап на больницу

До Лесного, поезд шел почти всю ночь, я сидел в одиночном купе столыпинского вагона. Сидел и размышлял. Как стоит повести себя перед Пулькиным, ведь он психиатр и судя по отзывам в преступном мире, очень грамотный и профессиональный специалист, даже какие-то научные работы публиковал в мире психиатрии. Сидел, пытался размышлять, но мысли не приходили, то ли от эйфории, что первая часть плана сработала и меня уже везут в психушку, может от дороги, не знаю…, вдохновение покинуло меня.

К утру поезд остановился и примерно через пятнадцать минут, стали выгружать меня и остальных этапников, которые следовали до пересылки в Лесном. Процедура обыденная, всех посадили на корточки, провели перекличку, дела сдали, дела приняли. Затем всех посадили в пульмана и повезли в карантин, который находился на территории бура и штрафного изолятора, пересылочной тюрьмы поселка Лесной.

Камера

В камере было человек 35-40, дышать было нечем, дыму хоть топор вешай. Войдя в хату, я поздоровался и осмотревшись, спросил, есть ли свободные места, на что получил ответ, что спят здесь по очереди, камера рассчитана на двадцать человек, на всех места нет. Так что забивай очередь.

Для меня такой расклад был обычным делом, можно и потерпеть неудобства, не все же коту масленица. Бросив баул к стене, спросил соседа: « кто за общаком смотрит», когда выяснил, положил пару пачек сигарет на общак и затем решил покемарить, сидя на бауле.

В дреме, мне виделись лучезарные ангелы, которые тянули меня куда-то вверх, впереди был свет.

«Сегодня пятница, до понедельника есть время поговорить с арестантами, тут же все на больницу приехали, думаю и к Пулькину тоже кто-нибудь идет. К понедельнику обязательно, что-то придет в голову, так что смотровую комиссию, я пройду.» — Мелькнуло у меня в голове.

Разговоры с сокамерниками

Утром, после оправки и помывки, угостился чайком, и в разговоре с мужиками, стал расспрашивать про больницу. За разговором, я обратил внимание, что в карантине сидели и черные, и полосатые, и поселенцы. Я знал, что на больнице, собираются все режимы, и особисты сидят вместе со строгачом и усиленным режимом, но что бы и поселенцы тоже сидели вместе с нами, для меня оказалось сюрпризом, ведь они практически вольные люди, в лавку могут ходить без ограничений, хоть на сотку, лишь бы деньги на личном счету были. С такими орлами хорошо дружбу водить, подумал я, но сейчас не об этом.

Проговорив с сокамерниками почти двое суток, я понял, что мне лучше особо не дергаться, у Пулькина мои номера не пройдут, он раскусит меня в два счёта и отправит назад в зону, да еще с пометкой симулянт. Узнал, что доктор, как человек, очень человечный, не терпит фальши, и общается с зеками по-простому, как мужик.

На этом, я и решил строить свою тактику поведения.

У врача

И вот наступил понедельник. Часиков в двенадцать дня, меня вызвали с вещами на приемную комиссию, от которой зависела моя дальнейшая «командировка». Мы прошли в психиатрическое отделение, я оставил мешок с вещами, у завхоза и зашел в кабинет врача, мельком заметив на двери табличку «Зав. Отделения – Пулькин Борис Васильевич». В кабинете кроме дяди Бори, находились еще три врача, две женщины и мужчина лет тридцати.

Помещение было просторным и уютным,:

— много цветов,

про себя отметил я,

— значит человек живой, душа еще есть.

Подумал я.

Зав. Отделением спросил меня.: «Ну рассказывай, что ты там выкинул на 42ой, что хозяин тебя спешным делом ко мне этапировал?» И слегка улыбнувшись посмотрел на коллег. Те в свою очередь ответили ему неподдельными улыбкой, видно такой выкидон, они еще не встречали.

Для меня это было хорошим знаком, я положив руки на центр груди, стал рассказывать свою историю.
« Понимаешь доктор, срок небольшой, деньгами помочь некому, мать пенсионерка, сам хотел ей помочь. Работал на бирже, в погрузке, на ларек капало, да и подкопить мог, что бы мамке помочь, соточку деньжат отправить. А тут, в один миг, списали меня в лес из-за малого срока. Я поработать не прочь, но в лесу за пайку пашут, там начальство так мутит, что для работяг на лавку с трудом денег дают. Ну вот и сорвало меня, ночь не спал, нервы сдали, мне бы успокоиться, месячишко у вас побыть, нервишки подлечить. А так я в порядке, адекватный в общем.»

Доктор посмотрел в мои бумаги, стал перелистывать мое личное дело, и через минуту, другую, заговорил:

— Так я гляжу ты артист, ты и в Туле на коне от милиции убегал, как «Петька Деров»

Сказал он смеясь.

— О доктор, это было уже в прошлой жизни, что-то нашло на меня тогда.

Видимо, мой ответ удовлетворил врача, и на ходу он сменил вопрос.

— Ты кто по профессии будешь?

Спросил он.

— Штукатур маляр, доктор.

Ответил я.

— Мы тут летом задумали сделать ремонт, своими силами, с помощью больных, возьмешься? Если ты специалист.

Спросил Пулькин.

— Конечно доктор, а почему нет, поработаю, если надо.

А про себя я подумал:, «неплохо, до лета еще 5 месяцев, а я на месяцок рассчитывал».

— Ну тогда так и порешим, оставайся, лежи спокойно, без закидонов, летом займешься ремонтом. А сейчас иди, я сообщу завхозу, он определит тебя в палату.

Слова врача, прозвучали для меня как самая сладкая новость, за последнее время, я вышел из кабинета с чувством полной удовлетворенности и отправился на розыски завхоза…

Так я оказался в лагерном дурдоме……

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: