Сало в окопе. Как воевала на Чеченской войне Украинская Национальная Ассамблея (УНА)


В 90-х годах прошлого века у наших соседей-украинцев не раз выпадал шанс поквитаться с “империей зла”, коей для них всегда являлась Россия. Конечно, речь идет лишь о той немногочисленной группе людей, которые на идейной почве объединились в партию украинских националистов “УНА-УНСО”. Выступая тогда на стороне грузин и чеченцев, унсовцы до сих пор гордятся своим героическим прошлым, нередко приукрашая реальное положение дел.

Для справки

Украинская Национальная Ассамблея (УНА) как политическая партия окончательно сформировалась в 1991 году накануне провала августовского путча, после которого Украинская Советская Социалистическая Республика взяла курс на самостоятельность. Тогда же была сформирована военизированная организация — УНСО (Украинская Народная Самооборона), необходимая для противостояния с Россией с позиции силы.

Поначалу антирусские акции проходили на территории самой Украины. Так, унсовцы жестко прошлись по православным (“москальским”) церквям на западенщине. Со стороны президента Л. М. Кравчука и депутатов Верховной Рады подобные шаги националистов были приняты как минимум позитивно.

Получив негласное одобрение, унсовцы попытались было навязать крымским татарам идею зачистки якобы их исконной земли от русскоязычного населения. Однако, широкого распространения эта блестящая мысль не получила, но какую-то часть молодых татар все же воодушевила.

Приднестровье

В марте 1992 года произошел конфликт в Приднестровье. Пойти «крестовым походом против румынизации украинцев Молдавии» — для УНА-УНСО означало громко заявить о себе. К тому же это давало им возможность приобрести, наконец, боевой опыт, а также организовать в Приднестровье базу для привлечения и дальнейшей подготовки новобранцев. Ну, и своим участием в конфликте продвигался главный идейный посыл националистов — не только Россия способна стать на защиту славян. Другими словами, предполагалась борьба за влияние в регионе.

Но как бы ни хотелось, героически проявить себя унсовцем не удалось. В основном, им пришлось караулить на блокпостах, патрулировать улицы города, охранять мосты, т.к. в условиях позиционной войны их опыта было недостаточно для участия в боевых действиях.

Несмотря на то, что запланированные цели унсовцами не были достигнуты, тем не менее, около 1,5 тыс. украинских добровольцев определенный боевой опыт в условиях войны все же получили.

Абхазия

Следом за Приднестровьем разгорелся грузино-абхазский конфликт. Унсовцы устремились в Абхазию получать новый опыт.
Принимая во внимание, что на стороне абхазов выступали преимущественно славяне, тем не менее, украинские националисты поддержали в этом столкновении грузин. Объяснялось ими это следующей логикой.

В 1991 году было принято решение Верховного Совета России о российском федеральном статусе города Севастополя, в связи с чем украинские националисты пришли к выводу, что рано или поздно на крымской территории произойдет конфликт, и “в случае его возникновения Крым и Абхазия будут двумя фронтами одной войны… Чем меньший фронт мы хотели иметь в Крыму, тем больший мы должны были иметь на Кавказе,”- вспоминал позже Дм. Корчинский, лидер унсовцев.

Находясь в предвкушении от предстоящей, долгожданной, войны с русскими, украинские националисты с легким сердцем прибыли в Абхазию, где из них собрали батальон, который был назван “Арго”. Между грузинами и украинскими националистами сразу возникли дружеские, теплые отношения, которые, к слову, сохраняются и по сей день.

Несомненно, столь колоритные люди, как украинцы, несколько придали своеобразие грузинской армии, однако их было столь ничтожно мало (около 100 человек), что это не идет ни в какое сравнение с пятитысячным чеченским батальоном, ставшим на сторону Абхазской Республики.

В чем преуспели украинские националисты, так это в громких заявлениях о своих боевых заслугах. Так, достойной долгой памяти ими признана военная операция за село Шрома. 19 июля 1993 года 50 украинских вояк ворвались в село и, вытеснив казаков, заняли его. Потом им предстояло несколько дней отражать атаки батальона российских десантников.
Не важно, чем завершился бой, главным в этих рассказах является то, что большая часть элитного российского подразделения полегла на месте боя с украинскими добровольцами. Хотя в Министерстве обороны РФ данных о таком количестве погибших в бою десантниках у села Шрома нет.

После завершения конфликта, унсовцы вернулись домой, где некоторых ожидало тюремное заключение сроком четыре месяца за наемничество. Горячее заступничество Э. Шеварднадзе позволило им в короткое время оказаться на свободе.

Чечня

А на Кавказе тем временем разгорался новый военный конфликт. Первые украинские добровольцы прибыли в Чечню в январе 1995 года.

Многие склонны думать, что унсовцы поддержали режим Дудаева за деньги. Однако есть основания полагать, что на тот момент у чеченцев не было крупных средств, чтобы содержать наемников. В простых бойцах не было недостатка, а вот специалист узкого профиля (снайпер, сапер, например) вполне мог там подзаработать.

Как и в Абхазии, в Чечне число украинских добровольцев было незначительным, но их хватало чтобы своей славянской внешностью серьезно пакостить федеральным силам.

Так, например, Олег Челнов из Харькова иногда в самый разгар боя переодевался в форму российского офицера, проникал на противоположную сторону и выводил русских солдат на линию огня.

Челнов и Билый
Челнов и Билый

Будучи опытным афганцем, он знал все тонкости ведения радиоэфира, чем и пользовался, выходя на частоты российских артиллеристов и вызывая огонь на своих же, русских.

Конечно, его убили, в 1996 году. Однако для чеченцев он навсегда остался героем. Ему, как и Сашко Билому, был присвоен высший военный орден Ичкерии “Герой нации”. Кроме того, в их честь были названы улицы Грозного, а дочери Челнова какое-то время даже выплачивалась пенсия.

Российские военные украинцев в плен не брали, т.к. знали, что наемники всегда имели при себе гранату для самоподрыва. При этом распространившиеся слухи, что украинские националисты чрезмерно жестоко относились к пленным русским, судя по всему, не соответствует реальности. По крайней мере, известен ряд случаев, когда русским солдатам, имевшим украинские корни или связи, унсовцы помогали вернуться домой.

Когда летом 1995 года Чеченская война стала переходить в партизанскую фазу, большая часть украинских наемников вернулась на родину. Однако дома УНСО оказалось не востребовано и вскоре лишилось своей политической силы. Но семя национализма уже было брошено в неоднородное украинское общество, и в последнее десятилетие мы видим, как от него пошли ростки. Методично и целенаправленно украинские националисты так или иначе продвигаются вперед, все больше обретая силу, становясь отличным инструментом для борьбы с русскими.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: