Слесарь-террорист. Как Александр Анатольевич Шмонов совершил покушение на Горбачева


За 70 лет существования Советского Союза вопрос безопасности глав государства был доведен до совершенства. Первых лиц государства охраняют около 1000 вооруженных до зубов сотрудников силовых ведомств. Кремль, Красная площадь и любое другое место, где появляется глава партии, находится под защитой спецслужб. Но в 1990 году все уровни защиты запросто обошел простой советский инженер. Он шел вперед лишь с одной целью – убить Михаила Горбачева.

Непопулярный президент

Спецслужбам, которые охраняли Горбачева, было чего опасаться: советскому народу практически нечего есть, уже введены товарные талоны на сахар, водку и сигареты. Народ находится на грани бунта. Ситуация обостряется расстрелами мирных жителей на митингах в Тбилиси и Баку. При этом Михаил Горбачев в последний год существования советского государства является самой известной личностью в мире! Незадолго до распада СССР ему даже присуждают Нобелевскую премию Мира. Между тем на родине недовольство партийной властью и политикой самого Горбачева растет и принимает самые разные оттенки. Кто-то говорит о власти с мрачным сарказмом, кто-то – в открытую угрожает.

А ведь еще несколько лет назад Михаил Сергеевич думал, что народ считает его чуть ли не Богом и не посмеет дерзить ему. Но настало время реальных сомнений в верности советских граждан своему вождю. 1990 год выдался для Горбачева тяжелым на испытания. В тот период он боялся свой народ как никогда.

7 ноября – страна празднует день Великой Октябрьской Социалистической Революции. В 1990 году, несмотря на гласность, ускорение и перестройку, этот день, больше по инерции, остается главным праздником СССР. Во всех советских городах проходят массовые демонстрации. Народ по привычке поднимает вверх транспаранты со словами «Слава Октябрю!».

Главная демонстрация страны, как и всегда, организован на Красной площади. Праздничные колонны трудящихся проходят мимо трибуны мавзолея, за которой стоят все «шишки» страны во главе с Михаилом Горбачевым. За безопасность отвечает 9-е Управление КГБ СССР. Ему помогает наряд Кремлевского полка и Линейные отделы милиции. У каждого своя зона ответственности.

Участок от Спасской башни до Никольской (именно там располагалась трибуна для глав государства) пожалуй, можно назвать самым охраняемым объектом во всем Советском Союзе. Во-первых, этот объект – режимный. Это место всегда находилось под пристальным контролем всех силовых и секретных структур страны. Существовали совместные межведомственные приказы, которые регулировали охрану поднадзорного объекта. Объект – мавзолей – здание длиной в 24 метра и высотой 12 метров. В нижнем уступе передней стены находится массивная трибуна. За ней и стояли члены партии, надежно защищенные гранитной плитой. Однако полностью камень уберечь стоявшего человека от преступных посягательств преступников не мог, так как верхняя часть тела оставалась открытой. Именно так и произошло 7 ноября 1990 года, в день, когда вес Союз праздновал очередную годовщину Октябрьской революции.

Слесарь-террорист

Александр Анатольевич Шмонов – простой слесарь Ижорского завода Ленинградской области. Человек совершенно непримечательный, с совершенно заурядной биографией: учился, служил, работал. Он вел тихий образ жизни, нигде «не состоял и не привлекался». Никто даже и не догадывался, что на протяжении трех лет Шмонов вынашивал план покушения на Горбачева.

Михаил Виноградов, психиатр:

«Шмонов не был одержим идеей убить человека в том представлении, в каком видят это действие психически больные люди. Он просто хотел свергнуть власть, а для этого предполагалось срубить ее верхушку. Тогда убрать Горбачева мечтало полстраны. Другая же половина, наоборот, хотела его оставить. В то время страна разделилась на два противоборствующих лагеря».

За полгода до покушения Шмонов приехал из Ленинграда в Москву. На разведку. Сначала свои отношения с властью он хотел урегулировать мирным путем. Тогда он на подпольной печатной машинке написал красноречивое письмо-ультиматум Горбачеву и несколько листовок. Затем затер литеры и закопал машинку, чтобы никто ее не нашел. В своем послании ленинградец призывал к проведению прямых выборов, изменению режима, развитию рыночной экономики. Текст листовок: «Дамы и господа! Прошу Вас убивать руководителей СССР». Расклеивая их в общественных местах, он, таким образом, боролся с тоталитарным режимом, который вот уже 74 года господствовал в государстве. Свергнуть его демократическим путем было нереально, и тогда Шмонов применил другие меры. В общей сложности бывший слесарь распечатал 14 листовок и расклеил их на Кутузовском проспекте. При этом Шмонов маскировался – он нацепил на нос бинт, якобы у него сломан нос.

 

Разбором подобных действий дискриминирующего характера в то время занималось 5-е Управление (занималось политическим сыском). В таких случаях, получив оперативную информацию, Управление должно было сориентировать контрразведывательное подразделение 9-го Управления. Далее информация передавалась охранным структурам. В итоге личная охрана Горбачева, штабная охрана должны были прийти в боевую готовность и принять усиленные меры безопасности. Однако…действия Шмонова прошли мимо всех этих управлений. Предупреждение осталось незамеченным. А ведь Шмонов надеялся на быструю реакцию властей на агитку. Он думал, что может быть руководство проведет референдум и граждане СССР, наконец, смогут выбрать нового главу государства.

Шмонов прождал два месяца, а затем приступил к плану «Б». Вообще удачный момент для покушения он мог выбрать и до дня демонстрации, ведь Горбачев любил быть на виду. Генсек не верил, что на его жизнь может кто-то посягнуть, так как считал себя спасителем Всея Руси. Кстати этой точки зрения он придерживался еще долгие годы, когда от СССР остался лишь прах.

Справка:

Горбачев был не похож на предыдущих глав государства. Он строил свою политику по-своему и вел себя с обществом по-другому. Михаил Сергеевич стремился всегда быть ближе к народу. Ранее никто из первых лиц государства не был так близко к бесконтрольной толпе. Тогда охранная система столкнулась с тем, что собственно говоря, никто не знает, что делать в том случае, если на главу государства нападут. На ходу

пришлось менять принципы организации охраны правительства, учиться работать с неуправляемой толпой. Появились дополнительные резервы с военизированными бригадами. На крупные демонстрации и митинги привлекали десантников. Параллельно с кортежем всегда передвигались войсковые группы. Приходилось блокировать территорию, где находились главные люди страны. Главная задача – предотвратить возможное покушение.

Достать легальное оружие в СССР можно было лишь одним способом — для этого нужно получить охотничий билет и справку у психиатра. У Шмонова эти две вещи уже были. Но, чтобы их получить потребовалось чуть больше двух лет. Сначала нужно было получить рекомендации двух охотников, далее – какое-то время отработать на уборке охотничьих угодий. Ну и, конечно же, необходимо было пройти курс стрелковой подготовки. Из 20 тарелок потенциальный охотник должен выбивать минимум 12. Справку от психиатра Александр получил в последнюю очередь, чтобы если что, его не могли признать невменяемым.

Шмонов приехал из Ленинграда в Москву 6 ноября. В газетах он прочитал, где будет собираться народ для прохождения демонстрации. Место сбора – на Красных воротах. С утра Александр Анатольевич загримировался, тщательно замаскировал под длинным плащом немецкое ружье-двустволку 16-го калибра, у которого спилил приклад. Он планировал вместе с демонстрантами добраться до мавзолея, и там достать ружье и совершить роковой выстрел.

Между тем все охранные службы бдительно наблюдали за колоннами трудовых коллективов, выходивших на площадь. Руководители колонн были предупреждены о том, что обязаны сообщать обо всех подозрительных лицах, влившихся в их группы. Так КГБ пытались вести профилактику центрального террора. Кроме того в каждой колонне был партийный представитель, агент секретной службы, силовики. Усиленным мерам безопасности предшествовала Майская демонстрация того же года, когда на площадь вышли люди с транспарантами, слова на которых повергли в шок членов Политбюро. «Долой КПСС!», «Политбюро в отставку!», «Долой красный фашизм!». Тогда Горбачев перестал улыбаться и просто убежал вместе с другими членами политбюро в потайное подземелье под мавзолеем. Только там первые лица Главка могли чувствовать себя защищенными. Поэтому демонстрацию, посвященную очередной годовщине Октябрьской революции власть ждала с особым волнением. Ведь никто не знал, что может выкинуть «этот» безумный народ.

Демонстрация началась, как положено в 9 утра. Почти три часа Шмонову не удается влиться в колонну. При этом силы его на исходе, ведь ему все это время приходится незаметно для всех удерживать целую конструкцию по поддержке оружия. Он смастерил тряпочный карман на лямках, в который вставил обрез. Поверх ружья Шмонов завернулся резиновым ковриком, чтобы в случае осмотра нельзя было прощупать ствол. Коврик обмотал бинтом — якобы была операция на брюшную полость. А еще Александр Анатольевич изготовил плакат, который крепился на железный стержень – это на случай того, если специальная аппаратура засечет у него металлические предметы. «Крепись, государство!», — скандирует его лозунг.

Покушение

Шмонов задумал так: первый выстрел будет адресован Горбачеву. Если пуля пройдет мимо или Михаил Сергеевич успеет спрятаться, то следом он будет стрелять в председателя Верховного Совета СССР Анатолия Лукьянова. Ну а если Горбачев будет в поле досягаемости, то он снова выстрелит в него.

С раннего утра на Красной площади дежурят десятки нарядов патрульных и постовых. Впереди колонны едут милицейские машины, которые задают темп шествию демонстрантов. Это сделано для того, чтобы на площадь народ ступил в установленное время. Среди постовых, дежуривших на площади, находится старший сержант милиции Андрей Мыльников. Именно ему суждено спасти первого человека государства. 7 ноября он должен был осуществлять связь между Штабом проведения мероприятий и первыми секретарями райкомов партии. По рации сержант получал указания смокнуть колонны или наоборот, собрать как можно плотнее. Демонстрация проходила в штатном режиме, и все было под контролем.

День стоит теплый. Над головами шествующих развиваются красные знамена. У всех хорошее настроение. У всех, кроме Шмонова. В какой-то момент он решает, что зря все это затеял. Хоть он и умудрился попасть в колонну демонстрантов, удалиться на безопасное расстояние от вездесущих милиционеров, возможности достать оружие не представляется. Тяжелые размышления заставляют Шмонова сбавить ход. Из-за этого он прилично оторвался от группы, в которой шел. В колонне образовался зазор. Этим зазором был Шмонов, на которого обратил внимание Мыльников. Но в этом обычном советском человеке в сером длинном пальто и шляпе он не видит ничего подозрительного.

В эту секунду Шмонов решает действовать. Оказавшись в центре разрыва, одной рукой распахивает свое пальто. Секунда — достает винтовку; вторая секунда — прицеливается в Горбачева. Дуло устремляется прямо в голову, а то вдруг на демонстрацию Михаил Сергеевич пришел в бронежилете?

Расстояние от стрелка до Главка составляло примерно 47 метров. Для своей «охоты» Шмонов использовал гладкоствольное охотничье ружье. Правое дуло заряжено пулей «спутник», левое – пулей «Полева». Слесарь предполагал, что прицельная дальность его оружия составляет порядка 55 метров. И он был прав. На таком расстоянии Шмонов бы с легкостью попал в Горбачева. И если хотя бы одна из пуль достигла цели, то ранение было бы смертельным.

Быстро взять цель Шмонову не удается. Ведь он спилил мушку ружья, чтобы она не цеплялась за полы длинной одежды. Вот он, наконец, прицелился и даже успел положить палец на спусковой крючок, и в этот самый момент чья-то рука выбивает ствол винтовки из рук террориста. Останавливает Шмонова Мыльников, который подбежал к нему сзади, схватил руками ствол ружья и направил его вверх, в небо. Звучит выстрел. Шмонов изо всех сил дергает оружие и нажимает на курок еще раз. Вторая пуля летит в сторону ГУМа.

Винтовку удалось вырвать из рук. На Шмонова кидаются сотрудники безопасности, скручивают его…

Бывшего ленинградского слесаря допрашивали несколько дней. Позже его признали невменяемым. Приговор суда – 4 года принудительного лечения в спецклинике. Во время следствия Шмонов рассказывал, что много лет занимался агитацией свержения действующей власти. Он расклеивал листовки, в которых призывал народ убивать членов Политбюро ЦК КПСС и лично Михаила Горбачева. Кстати, следствием было установлено, что в молодости Шмонову был поставлен диагноз «шизоаффективный психоз», и он даже лежал в психиатрической лечебнице. Но после смены жительства медицинская карта затерялась. Это обстоятельство помогло ему без труда получить медсправку для получения оружия.

За проявленную отвагу старший сержант Мыльников был представлен к ордену «За личное мужество», получил премию и пригласительный билет на концерт в День милиции 10 ноября.

Как ни странно, новость о покушении на Горбачева не стала резонансной. Все внимание народа было приковано к межнациональным конфликтам на юге страны. Да и непопулярность Горбачева сыграла свою роль. Кто-то может даже опечалился известию, что убийство не состоялось.

События 7 ноября 1990 года послужили началу реструктуризации охранного Управления. Помимо силовых методов – увеличение постов и прочее – стали активно привлекать разведывательные ресурсы. Предполагалось, что для обеспечения безопасности первых лиц страны будет вовлекаться вся система государства. Конечно, какие-то меры в будущем были приняты, однако в 91-ом году никакие охрана и контрразведка не смогут предотвратить то, что случится с нашей страной.

После ноябрьской демонстрации 1990 года советские вожди больше никогда не поднимутся на трибуну мавзолея. Все изменения в службе охраны вскоре потеряют свою актуальность. Громоздкая и чересчур запутанная система госбезопасности развалиться вместе с СССР.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: