За текст в поддержку Ичкерии дарил авто, сбежал на Запад. Пропагандист боевиков Мовлади Удугов «чеченский доктор Геббельс”


Среди чеченских политических деятелей 1990-х годов стоит отметить Мовлади Удугова, отвечавшего в те годы за работу на информационном пространстве. Принято считать, что нехитрыми методами он легко навязал российскому, да и мировому сообществу, удобную для ичкерийских лидеров картину положения дел в непризнанной республике. Информация от Удугова считалась достоверной, все ведущие СМИ разносили ее мгновенно.

Много позже М. Удугова прозовут “чеченским доктором Геббельсом” за тонко выстроенную пропагандистскую работу. Однако до известных военных событий Мовлади Темишев, а именно такова фамилия пропагандиста по отцу, был мало востребованным работником в газете “Комсомольское племя”.

Его попытка поступить на журфак МГУ не увенчалась успехом, но окончить экономический факультет Чечено-Ингушского университета Удугову все же удалось. В студенческие годы он отметился преступными делишками, из-за чего, скрываясь от следствия, ему и пришлось сменить фамилию.

С началом горбачевской перестройки в Чечне зародились общественные движения “Кавказ” и “Барт”, суть которых сводилась к трансляции антирусских программ. Удугов, как человек с активной жизненной позицией, проявил рвение к подобной деятельности, и начал выступать с пламенными речами на всевозможных митингах. Тут-то и заметил Д. Дудаев молодого журналиста, чьи речи о превосходстве чеченцев над другими народностями Кавказа положительно воздействовали на толпу.

В декабре 1991 года Удугов “взлетел” на должность министра информации и печати в Чечне, а в начале 1995 года Дудаев назначит его своим пресс-секретарем.
Будучи ярым сторонником отделения Северного Кавказа от России и построения там независимого государства ваххабитского толка от Каспийского моря до Черного, Удугов именно в таком ключе выстраивал идеологическую работу с населением.

С началом военных действий в Чечне Мовлади разворачивает целый фронт работы на информационном пространстве. Он принимает во внимание, что телевидение, газеты и радио — это также средства ведения войны, успешный исход которой зависит в том числе от правильно сформированной картины событий и преподнесённой обществу.

В искусстве дезинформации людей Удугов проявил себя мастерски, в лучших традициях геббельсовской пропаганды. Он использовал простой, но эффективный прием в работе с массами людей: уверенно повторяемая ложь, передающаяся из уст в уста, в итоге, превращается в истину.

Когда российские журналисты в поисках информации обращались к отечественным идеологическим чиновникам, те старательно избегали с ними встреч или уходили от ответа. Конечно, те же журналисты находили информацию у Мовлади Удугова, чьи двери в кабинет были всегда широко открыты для них.

Информация подавалась в том виде, в котором задумал ее преподнести талантливый пропагандист. На месте он тут же мог предоставить журналистам и “важного свидетеля” зверств российских солдат, и женщин, уверявших о жуткой службе своих сыновей в рядах Российской армии. Тут же рассказывал он о “концлагерях федералов в Моздоке”, категорически отрицал участие наемников среди дудаевцев и уверенно подчеркивал, что против российского нашествия выступает лишь горстка чеченских крестьян.

Проявляя безотказность, Удугов весьма импонировал журналистам, всем уделял внимание и участие. Бывали и такие из пишущей братии, кто за текст в “поддержку Ичкерии” получал от Удугова достойное вознаграждение: машину, деньги, виски, или, например, интервью лично с Д. Дудаевым.

По завершении боевых действий за эффективную работу Мовлади Удугов был поощрен должностью вице-премьера ЧРИ. В межвоенный период он занимается разработкой идеологии, которая объединила бы чеченцев. И, конечно, для этих целей как нельзя лучше подошли две составляющие ценности любого общества: религия (ислам) и национализм.
При участии Удугова было организовано общество “Нохчи”, привлекающее людей идеей о превосходстве чеченцев над другими народностями Кавказа, не говоря уж о славянах.

Однако такой посыл не пришелся по вкусу Конфедерации народов Кавказа, и тогда Удугов идет на хитрость. Он создает новую Конфедерацию, объединяющим звеном которой объявляет идею исламской нации, при этом подразумевалось, но не акцентировалось, что рулевыми в этом объединении будут, конечно, чеченцы, а остальные народности будут играть второстепенные роли.

В 1999 году Мовлади Удугов со свойственной ему категоричностью поддержал поход Басаева и Хаттаба на Дагестан. Это означало новую схватку в информационном пространстве. Однако, учтя предыдущий опыт, российские военные и журналисты повели себя в этот раз совершенно иначе.

Удугова перестали показывать на федеральных каналах, охотников оказаться у него в кабинете в поисках сведений также поубавилось. Да и сам пропагандист стал совершать ошибку за ошибкой, в мелочах допуская противоречия. Авторитет его постепенно сошел на нет.

Уже в 2000 году Удугов, не справившись с задачей, благополучно покинул Чечню, и где он находится до сих пор неизвестно. Есть мнение, что обитает Удугов в Европе, ведь на Западе он террористом не признан, а, значит, спокойно может доживать там свой век, не опасаясь экстрадиции в Россию.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: