Боевики называли «Брестской крепостью». Как федеральные войска штурмовали Бамут в 1995

Апрель 1995-го года выдался особенно тяжелым для внутренних войск МВД РФ. 7 апреля ими была проведена “зачистка” села Самашки, после которой оклеветанные бойцы находились под пристальным вниманием правозащитников. 14 апреля и в последующие дни начался штурм Бамута, в ходе которого на высоте 444,4 произошли трагические события с отрядом спецназовцев “Росич”.

Потеря Грозного нисколько не умерила настроения сепаратистов, скорее наоборот. Джохар Дудаев принимает решение вести партизанскую войну. Знающие толк в подобных мероприятиях люди, приближенные к ичкерийскому президенту, разработали план действий, один из пунктов которого предполагал обратить внимание на горную территорию республики, которая позволяла разместить и укрыть сотни боевиков.

В частности, важное стратегическое значение имело селение Бамут. Во-первых, в этой местности когда-то была ракетная часть стратегического назначения, с соответствующими сооружениями. Во-вторых, шахты, которые не возьмешь ни одним “Градом”, а следовательно, лучшей защиты для ичкерийских боевиков не найти. Основные силы дудаевцев расположились в лесном массиве на высоте 444,4, которая именовалась “Лысая гора”.

В Бамут прибыл “Абхазский” батальон Шамиля Басаева, в котором насчитывалось порядка 200 человек. “Геленджикский” полк численностью — 250 боевиков. Из Гудермеса и Аргуна были присланы еще около 300 человек. Другими словами, в Бамуте собрались уже не раз понюхавшие порох, опытные бойцы. Значительное место в армии Дудаева занимали наемники из разных стран мира.

Боевики располагали бронетехникой, количеством в 20 единиц, столько же было артсистем и минометов, имелись гранатометы и “Грады”. Все подходы к Бамуту и основные улицы его были плотно заминированы.

В ночь на 14 апреля спецподразделения федеральных сил подошли к селу и заняли выгодные позиции. 15 апреля начался штурм Бамута, однако взять сходу под свой контроль село не удалось.

18 апреля после второй неудачной попытки штурма, отряду спецназа “Росич” поступил приказ взять высоту “Лысая гора”, склоны которой, к слову, доходили до 60 градусов. Путь бойцам предстоял нелегкий, подъем в гору с грузом требовал определенной подготовки и выносливости. Но парни понимали, что от успешности выполнения задания зависел дальнейший ход штурма, т.к. находившийся на высоте дудаевский спецназ “Борз” яростно поливал огнем позиции федеральных сил, что в значительной мере усугубляло, и без того сложную, обстановку.

Еще 14 апреля разведчики из Софринской бригады в тех местах попали в засаду, потеряв двух человек. Тела их вынести не удалось. Командир “Росичей” поставил задачу найти и забрать тела погибших, а дальше подняться на Лысую, закрепиться на господствующей высоте, тем самым обеспечить поддержку штурмующим.
На задание выдвинулись 64 человека. На тела софринцев они вышли быстро. Часть бойцов занялись спуском погибших с горы, другая часть заняла в этом месте оборону. Старший лейтенант Миша Немыткин по прозвищу “Трамвай” отправился подниматься дальше. Лейтенант был опытным военным, прошел Нагорный Карабах. Когда началась катастрофа в Чечне, Немыткин прибыл туда одним из первых.

Прапорщику Олегу Терешкину (“Тереха”) он приказал взять “Коваля”, “Панка” и “Ромку-пулеметчика” и подниматься выше дороги. Трое других укрылись у дороги. “Старичку” велел велел взять двоих и также указал курс.

Следуя приказу, Старичок, взяв рядового Шульгова и “Сему”, продвинулся наверх. Пройдя немного, Шульгова посадили в укрытие, в случае необходимости он должен был прикрыть огнем. Старичок и Сема пошли вправо вверх. Вскоре набрели на место засады боевиков, там же решили остановиться. Только расположились, послышалась стрельба Ромки.
На звук стрельбы отреагировал командир отряда, по рации приказал отступать. На что Немыткин ответил, что поздно, “встряли уже”. Начался бой.

Немыткин сразу понял, что количественно они не смогут противостоять боевикам. Он стал вызывать по рации Панкова, чтобы дать приказ отступать, но безрезультатно. Уйти без бойца он не мог, потому приказал Ковалю разведать, что с Панковым, но, в результате, исчез и Коваль. Немыткин пополз вверх налево.

Тут на подмогу бойцам прибыла вторая группа во главе с капитаном Цымановским Виталием. С ним был лейтенант Зозуля Андрей, уже раненный в ногу. На уговоры отойти в тыл, ответил отказом, т.к. не мог позволить себе бросить в беде своего друга Немыткина. Только не знал Зозуля, что друг его уже убит. Скоро снайперская пуля настигла и самого Зозулю.
Боевики принялись стрелять из гранатометов. Осколками ранило в пах и ногу Весю. Цымановский, перевязав его, приказал спустить вниз, а сам добрался до позиций Старичка. Стали выяснять, где остальные ребята. Мгновения спустя разглядели, что вверх по склону лежат тела парней: Кадырбулатова и Ковалева. Никак к ним не подобраться под непрекращающимся огнем.

Недалеко от погибших вжались в землю другие, еще живые, бойцы. Вместе с Терешкиным Цымановский пополз к ребятам, но стоило им немного продвинуться, как автоматная очередь прошлась и по ним.

Терешкина ранило в живот. Бойцы Берц и Большой попытались его спустить вниз, но и снизу уже стреляли. По их словам, было ощущение, что уже “некуда бежать”. Рванули снова наверх, там наткнулись на убитого Шульгова. Принесли его тело к умирающему Терешкину.

В это время к ним на помощь поднимались бойцы отряда “Витязь”, которые узнав от них, где именно бой, рванули в самое пекло. Берц и Большой донесли едва живого Терешкина до БТР, потом вернулись, прихватили одного раненого в живот солдата и Старичка, также раненого. Терешкин скончался по дороге.
“Витязь” пробивался в течение полутора часов, командир их был контужен, восемь бойцов ранены. На помощь им пришла авиация. Ми-24 надежно прикрыл отход двум отрядам спецназа.

В 17.50 атака боевиков была остановлена. Однако спустя 20 минут они предприняли попытку зайти к отрядам с другого фланга, но получили плотный огонь прикрытия группировки и отошли назад.

В промежуток времени между 18.00 и 19.00 по позициям бандитов федеральными силами было нанесено комплексное огневое поражение, что, наконец, вынудило противника прекратить огонь.

Всего в ходе операции на Лысой горе погибли капитан Виталий Цымановский, старший лейтенант Михаил Немыткин, лейтенант Андрей Зозуля, прапорщик Олег Терешкин, младший сержант Сергей Кубат, рядовые Рафик Кадырбулатов, Александр Шульгов, Александр Ковалев, Игорь Панков, Дмитрий Овчинников и еще девять бойцов, ранены 51 человек.
Важность операции на высоте 444,4 позже отметит генерал Романов А., сказав, что бойцы ценою своей жизни отвлекли на себя основные силы многотысячной группировки боевиков от отряда оперативного назначения, в это самое время проводившего операцию в самом Бамуте.

Со временем, когда будет проанализированы собранные факты относительно произошедшего, окажется, что главной причиной гибели парней оказалось негласное правило спецназовцев: погибших товарищей нельзя бросать. На отступление у них оставались считанные минуты, упустив которые, отойти назад возможности уже практически не было. Но ввязавшись в бой, они действовали смело и до последнего.

Бамут еще в течение года будет находиться под контролем дудаевских сил. Только 24 мая 1996 года федеральные войска выдавили из села боевиков и заняли господствующую над этой местностью высоту 444,4.

Вам может быть интересно:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: