Академовские маньяки

Фанаты Чикатило и Пичушкина. Маньяки Ануфриев и Лыткин «Иркутские молоточники»

Эта страшная история не так давно потрясла всю страну… Двое старшеклассников совершили шесть убийств и восемь покушений на убийства. За манеру нападения – сзади с молотком или тяжелым предметом их назвали «Иркутскими молоточниками».

Что же побудило молодых парней на такие зверства? Какова была их страшная философия? И почему их так долго не могли поймать?

Артем Ануфриев

Артем Ануфриев родился 4 октября 1992 года в Иркутске. Семья Ануфриевых на первый взгляд была довольно благополучной. Его мать занимала неплохой пост – бухгалтера страховой компании, считалась женщиной интеллигентной. Но… странной. Она стремилась всячески контролировать сына, пристально следила за его успеваемостью и, если в дневнике появлялись двойки или тройки, предъявляла претензии – только вот не сыну, а учителям. Нина Ануфриева писала жалобы на имя директора, заявляя, что на ее отпрыска оказывается «психологическое давление» посредством выставления плохих оценок. Когда же учителя пытались, чтобы не «травмировать» мать Артема, выставлять оценки только в журнал, женщина опять жаловалась – уже на «сокрытие информации». Из-за этого от класса, где учился Ануфриев, даже отказался классный руководитель.

Ребенок рос без отца. Мать учила Артема, что они – избранные, а остальные – быдло. Особенно презирала она лиц «неинтеллигентных» профессий, обслуживающий персонал, бомжей.

Нина Ануфриева на суде
Нина Ануфриева на суде

 

На суде мать Ануфриева рассказала, что в подростковом возрасте он подвергся избиению со стороны группы армян. И после этого стал нервным и неуравновешенным. Правда, у медали всегда имеется обратная сторона: по некоторым данным, зачинщиком конфликта был именно Артем, известный своим негативным отношением к представителям других национальностей. В итоге дело «замяли», а родственники избивших Артема армян перевели его матери 50 000 рублей за «моральный ущерб».

Никита Лыткин, казалось, принадлежал как раз к той самой касте «отверженных» (по мнению матери Артема). Кстати, она впоследствии не одобряла общение сына с Никитой, полагала, что новый знакомый, не имеющий в жизни никаких серьезных увлечений и стремлений «дурно повлияет» на ее сына. Но на самом деле еще неизвестно, кто на кого больше повлиял…

Никита Лыткин

Никита Лыткин родился 24 марта 1993 года. Его предки были строителями Иркутской и Угличской гидроэлектростанций, мать работала продавцом в магазине обуви. Отец мальчика по национальности был осетином и вскоре после рождения сына вернулся к своей первой супруге, где у него также подрастал сын. После смерти первой жены и последовавшего за этим самоубийства старшего сына, мужчина попытался сблизиться со второй семьей. Однако пережитая трагедия давала о себе знать – он погрузился в тяжелейшую депрессию, постоянно то уходил, то возвращался вновь – и так и не смог стать для подрастающего Никиты настоящим авторитетом.

По словам родных и знакомых семьи, мальчик рос очень замкнутым и необщительным. Если в квартиру приходили гости, он тут же уходил к себе в комнату. Мать отмечала, что Никита не умел говорить «нет», не умел отказывать и часто подпадал под влияние других парней.

До пятого класса мальчик учился хорошо, даже участвовал в различных конкурсах и получал грамоты. Но потом по итогам тестирования был зачислен в математический класс, хотя особого интереса к математике не испытывал – и успехи в учебе постепенно сошли на нет. Парень не смог органично влиться в новый коллектив, потерял старых друзей и еще больше замкнулся в себе. С новыми одноклассниками постоянно возникали конфликты и стычки, Лыткина в классе не любили и унижали, что только ухудшало его психологическое состояние.

Знакомство и дружба

Знакомство Артема и Никиты произошло на дне рождения одноклассника Лыткина Артура Лысенко. В тот момент Никита находился в весьма подавленном состоянии, и встреча с Артемом вдохновила его. Так уж получилось, что Ануфриев стал первым, кто выслушал Никиту и поддержал его. В ответ парень воспылал благодарностью к новому знакомому и стал дружить только с ним.

Артем и Никита стали часто встречаться, и знакомство переросло в тесную дружбу. Они вместе пытались записывать музыку, создав группу с говорящим названием «Расчлененная ПугачОва». По текстам песен можно было понять, что парней явно привлекает насилие. При этом в поведении с родственниками и знакомыми тинейджеры вели себя как сущие «лапочки», не проявляя ни малейших признаков агрессии. Вскоре от «сладкой парочки» отвернулись все бывшие товарищи, и мальчики остались друг для друга единственными друзьями.

В отличие от Артема, закончившего школу, Никита ушел сразу после девятого класса и поступил сначала в энергетический, а потом – в строительный колледж. Но в итоге ушел и как из первого, так и из второго учебного заведения.
Артем проявлял интерес к движению скинхедов и даже участвовал в «Русском марше», проходившем в Иркутске в 2010 году. Он пытался привлечь в данную организацию и Лыткина, но того не приняли из-за «неподходящего» отчества. В результате друзья отделились от данного течения.

Артем Ануфриев на «Русском марше»
Артем Ануфриев на «Русском марше»

По словам лидера иркутских скинхедов, Артем не разделял в полной мере их идеологии, он просто ненавидел всех и вся и стремился убивать – неважно кого.

Артем и Никита активно интересовались историей знаменитых маньяков, чтили память Андрея Чикатило и Андрея Пичушкина. Лыткин даже создал группу «ВКонтакте» под названием «Пичушкин – наш президент». Живое сочувствие выказывали парни и своему земляку Константину Шумкову, главарю банды «Магия крови», члены которой убили шесть бомжей. Артем напрямую высказывался, что считает себя продолжателем дела Шумакова, «вершителем судеб быдла».
В этот же период у юношей совершенно испортились отношения с родными. Ануфриев постоянно ссорился со своей матерью – да так, что слышали соседи. Вполне возможно, что он даже поднимал на нее руку. Лыткин просто отстранился от своей матери, стесняясь ее, старался не появляться с ней на людях.

Первые преступления

Для своих будущих «подвигов» парни присмотрели глухое место – остановку «Гос. Университет» в Академгородке. Каждый день с шести до десяти вечера друзья прогуливались там и примерялись, на кого бы напасть. В качестве орудий использовались молотки, бейсбольные биты и киянки, иногда ножи. Нападали всегда со спины, из-за чего выжившие жертвы не могли точно сообщить следствию приметы преступников – что, разумеется, затрудняло расследование и поимку.

Остановка «Гос. университет»
Остановка «Гос. университет»

Первое нападение было совершено 14 ноября 2010 года. Жертвой стала 18-летняя Анастасия Марковская. Девушке проломили голову, она упала и притворилась мертвой, что спасло ее от смерти. Нападавшие ничего не взяли. Анастасия сразу же обратилась в полицию, но ей… отказали в возбуждении уголовного дела! Ведь ничего же не украли – сказали «стражи порядка». При этом пострадавшая даже запомнила кое-какие приметы нападавших и готова была их описать. В итоге девушка рассказала о случившемся на интернет-форуме городка. Ануфриев и Лыткин увидели ее сообщение и завязали переписку с собственной жертвой, пытаясь выяснить, что же она чувствовала, когда ее избивали.

Через десять дней после первого инцидента преступники напали вторично – на этот раз жертвой оказалась женщина средних лет, у которой «молоточники» выхватили сумку. Уголовное дело было возбуждено лишь по факту кражи, и данный момент никто не связал с происшествием десятидневной давности. Эти просчеты в работе правоохранительных органов будут стоить жизни многим…

Первое убийство «друзья-товарищи» совершили 1 декабря 2010 года. В этот день они сначала напали на женщину и похитили у нее сумку с 500 рублями. Эти деньги позже пойдут на приобретение киянок. А чуть позже преступники увидели 12-летнего мальчика, учившегося в их же школе. Даниил решил покататься на снегокате.

Даниил Семенов, первая жертва маньяков
Даниил Семенов, первая жертва маньяков

Завидев ребенка, Лыткин предложил сообщнику убить его, и тот согласился. Сначала жертву ударили по голове киянкой, затем избили бейсбольной битой, и в конце Лыткин со всей силы всадил перочинный нож в висок Даниила.

Это кажется абсолютно невероятным, но… произошедшее списали на несчастный случай! Якобы ребенок разбился, катаясь на снегокате. И это при том, что уклон горки был небольшим, а сам снегокат не имел никаких видимых повреждений. В результате уголовное дело так и не завели. Казалось, маньякам помогает сам дьявол…

Артем счел убийство подростка отличной «тренировкой» — и уже через пару недель было совершено новое нападение с летальным исходом. На этот раз жертвой стала пожилая научная сотрудница Ольга Пирог. На теле женщины было насчитано более 30 ножевых ранений.

29 декабря было совершено еще два нападения, в том числе на беременную женщину. К счастью, оба раза преступников спугнули, и девушка «отделалась» проломанной головой и переломами пальцев, при этом ей чудом удалось сохранить беременность.

Продолжение кровавого пути…

1 января 2011 года парни решили отметить очередным убийством. В тот день от их рук погиб бомж, личность которого так и не удалось установить, даже на следствии. После в течение месяца было совершено еще несколько нападений, после которых жертвам удалось выжить.

Очередное убийство произошло 21 февраля 2011 года – на этот раз маньяки решили напасть на мужчину. Александр Максимов возвращался из гостей и находился в состоянии алкогольного опьянения. Никита выстрелил в мужчину из пневматического пистолета, а затем добил молотком – в итоге у трупа был полностью разбит череп. Ануфриев решил извлечь глазные яблоки жертвы, но, поскольку, был несведущ в анатомии, потерпел неудачу. Впоследствии он обвинит в издевательстве над телом своего товарища.

В марте 2011 года вновь был убит бомж. До этого было произведено еще несколько нападений без летального исхода. Последнее убийство произошло 3 апреля 2011 года. В тот день погибла бездомная пожилая женщина Алевтина Куйдина. Преступники забили ее молотком, а после стали издеваться над трупом, записывая все происходящее на камеру.

Кадр из «домашней кинохроники»
Кадр из «домашней кинохроники»

Поимка

Убийства всколыхнули общественность Академгородка. Полиция стала патрулировать потенциально опасные районы, при этом все больше нарастала паника – люди боялись выходить на улицы. Но малолетние преступники так и не попали тогда в поле зрения правоохранительных органов – потому что все были убеждены: искать надо чужих, пришлых.

Попались маньяки совершенно случайно, забыв удалить те самые кадры с издевательствами над трупом жертвы. Началось все с того, что в Институте органической химии, одной из сотрудниц которого была бабушка Никиты, раздали фотороботы, основанные на приметах преступников, рассказанных выжившими жертвами. Бабушка заподозрила неладное и попросила сына Владислава, дядю Никиты, помочь ей разобраться. Владислав пришел на квартиру сестры, племянника как раз не было дома – и он решил порыться в вещах Лыткина, вдруг найдется что-то интересное. Среди вещей нашел видеокамеру – ее племянник одалживал у дяди – включил – и не поверил своим глазам!

Все дело в том, что Никита забыл извлечь из камеры карту памяти со страшной записью издевательств над телом Куйдиной. Увидев это, Владислав сразу же обратился в полицию, и уже через полтора часа «молоточников» задержали.

Кто же лидер?

Вопрос, кто же среди двух неразлучных друзей был истинным лидером, до сих пор не решен однозначно. На суде Артем, не стесняясь, валил все на Никиту, который, в свою очередь сидел с отрешенным видом и не пытался себя оправдать. Ануфриев заявлял, что именно Никита стремился к убийствам, а он просто «пошел на поводу у товарища». Однако специалисты, работавшие с академовскими маньяками, пришли к выводу, что неким «мозговым центром» был все-таки Артем. Он был лидером и «мыслителем», а Лыткин – идеальным исполнителем, которому необходимо было одобрение и признание.

Одна из выживших жертв маньяков на суде даже выказала сочувствие Лыткину, заявив, что «ему просто не повезло с другом». Приговор суда также явно свидетельствует о том, что официально была принята версия о моральном лидерстве Артема.

Расследование, суд и приговор

На следствии Ануфриев пытался изобразить себя «подпавшим под влияние» Лыткина, утверждал, что именно у Никиты была потребность убивать. Лыткин же, напротив, не старался себя оправдать, а в какой-то момент вообще решил взять вину на себя, заявив, что на четырех из шести убийств его сотоварищ не присутствовал. Правда, потом от своих слов отказался и объяснил данный «выпад» тем, что на Артема «все нападают», а он, Никита, получается уж слишком «белым и пушистым».
Во время следствия маньяки содержались в отдельных камерах: Ануфриев – в одиночке, Лыткин – в двухместной. На следственные эксперименты их возили по отдельности, чтобы избежать воздействия друг на друга. Порой к каждому из преступников приходилось приставлять охрану до 12 человек конвойных – во избежание самосуда.

Лыткин на следственном эксперименте
Лыткин на следственном эксперименте

На суде Ануфриев поначалу вел себя очень дерзко, записывал показания свидетелей, жаловался на давление со стороны следователей и судей. Но впоследствии, поняв, что дело серьезное, запаниковал – и стал периодически резать себе то горло, то живот, то запястья, причем иногда делал это даже в зале суда. Лыткин же не проявлял никаких эмоций.

Суд приговорил Артема Ануфриева к пожизненному лишению свободы, а его друга и подельника Никиту Лыткина – 24 годам (потом срок снизили до 20 лет). Мягкость приговора в отношении сообщника объясняется тем, что на момент совершения всех преступлений Лыткин был несовершеннолетним. Возможно, было принято во внимание явное сильное влияние, которое оказывал Артем на Никиту, и то, что он раскаялся в содеянном. В письме, адресованном редакции газеты «Иркутский репортер», Лыткин признавался, что «виноват перед людьми и готов понести наказание», а также, что «хотел бы вернуть все назад, и ни за что не повторил бы этих преступлений».

Письмо Никиты Лыткина
Письмо Никиты Лыткина

Никита Лыткин от последнего слова отказался. Артем же зачитал заранее подготовленный текст по бумажке. Он попросил прощения у родственников погибших и у потерпевших, при этом не преминул и здесь попытаться себя оправдать, заявив, что участвовал только в двух из шести убийств. Также Ануфриев повторил, что не признает себя виновным в глумлении над трупом, так как он «только снимал это на камеру». Свои преступления пояснил короткой фразой: «Не знаю, почему я это сделал, не знаю, что на меня нашло».

После оглашения приговора Ануфриев упал на скамью и зарыдал. Лыткин внешне остался безучастным. Опомнившись, Артем вскочил и закричал, обращаясь то ли к потерпевшим, то ли к своему следователю Евгению Карчевскому со словами: «Ну что, довольны?» На что из зала суда ему ответила мать убитого Даниила Семенова: «А ты доволен был, когда моего сына убивал, 12-летний ребёночек в земле лежит!» Светлана Семенова сочла приговор Лыткину несправедливым, полагая, что он заслуживает аналогичного пожизненного заключения. При этом одна из выживших жертв, Нина Кузьмина, пострадавшая от рук Лыткина, отчасти прониклась к нему сочувствием и заявила, что не считает приговор несправедливым: по ее мнению, Никита просто подпал под дурное влияние.

Отбывание наказания

27 января 2014 года Артем Ануфриев был этапирован в вологодскую колонию, известную под названием «Вологодский пятак». Преступник периодически дает интервью журналистам, из которых можно понять, что он не раскаивается и надеется когда-нибудь выйти по УДО. Также Артем заявлял, что пишет книгу – правда, не уточнил, о чем. Никита Лыткин до декабря 2013-го отбывал срок в колонии Иркутской области, а после был отправлен в Республику Саха в Якутии. На свободу Лыткин сможет выйти в 2031 году.

Кто виноват?

Что же побудило двух молодых парней вступить на столь ужасный и кровавый путь? Про двух «друзей-товарищей» можно сказать лишь одно: встретились два одиночества. Выросшие без отцов, не понимаемые матерями и ближайшим окружением, сверстниками, парни потянулись друг к другу. Вдобавок сыграло свою роль и высокомерное отношение матери Ануфриева к «быдлу» — именно это повлияло на дальнейшее становление личности и характера подростка. Артем искренне считал себя «избранным», достойным вершить судьбы других, решать, кому жить, а кому умереть.

Никите же нужно было другое – понимание, признание, поддержка. Матери своей он о психологических проблемах не рассказывал, стыдился, а от сверстников, одноклассников поддержки так и не получил. Повлиял на него и внезапный перевод в другой класс, отрыв от привычной среды. Будучи одиноким и затравленным, он потянулся к первому, кто не проявил по отношению к нему неприятия и агрессии.

Нельзя не отметить, что поведение Лыткина на суде выглядело более адекватным, нежели чем попытки оправдать себя со стороны Ануфриева. Стремление «мозгового центра» и идейного вдохновителя убийств полностью переложить вину на «исполнителя», находившегося под влиянием, отсутствие раскаяния – все это свидетельствует о крайнем цинизме Ануфриева. А согласие Лыткина взять вину на себя на следствии демонстрирует крайнюю степень зависимости от «главаря».

Вам может быть интересно:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: