Как боролись с эпидемией чумы на Руси?

Чума – масштабная пандемия, унесшая жизни миллионов человек! Болезнь возвращалась вновь и вновь, в истории России было множество серьезных вспышек чумы, которые были побеждены различными методами.

Черная смерть

Знаменитая эпидемия чумы, свирепствовавшая в 1346-1353 годах. Больше всего от нее пострадали европейские страны – вымерло до 60% всего населения.
На Русь зараза проникла только в 1352 году, первыми под удар попали Псков и Новгород, так как они находились в торговых отношениях со многими европейскими городами. Далее болезнь распространилась на Смоленск, Суздаль, Нижний Новгород, полностью вымерло население Белозерска и Глухова. Священники не успевали отпевать мертвых, в одну могилу приходилось класть до десяти тел.

Псковичи, на земли которых пришелся первый удар, попросили прибыть к ним в город новгородского архиепископа Василия для совместной молитвы. Несмотря на предыдущие разногласия с городским населением, тот сразу же откликнулся на призыв и провел службу в трех соборах, прошел крестным ходом вокруг города, а на обратном пути заболел и умер. Впоследствии был канонизирован как местночтимый святой. Несмотря на явный подвиг владыки, его поездка стала роковой для новгородцев – тело почившего захоронили в соборе Святой Софии при огромном стечении народа без соблюдения необходимых мер предосторожности – тогда о карантине еще ничего не знали. Таким образом болезнь пришла и в Новгород.

Некоторые историки приписывают к жертвам чумы Московского князя Симеона Гордого. Два его сына – Иван и Симеон, брат и сам князь скончались в 1353 году, как раз когда до их землей докатилась чума. Но другие специалисты опровергают данную версию, заявляя, что в Москве тогда не было активного распространения чумы. Кроме того, супруга князя преспокойно дожила до преклонных лет.

А вот вторая супруга князя Симеона, с которой он фактически развелся сразу после свадьбы – попросту отослав ее к отцу, умерла именно от чумы – в 1348 году.

Принимаемые меры

Впоследствии вспышки чумы возникали еще в 1374, 1387 годах. Какие принимались меры? Поначалу – практически никаких, но уже к концу XIV века все стало иначе: на пути предполагаемого распространения болезни стали разжигать костры. Это были своеобразные «засечные черты», не допускавшие передвижения из зараженных регионов в здоровые. В городах пытались при помощи огня «очищать воздух» – костры постоянно жгли на площадях и улицах, даже во дворах и в домах.

Впервые меры, похожие на карантинные, начали вводиться только в начале XV века, на протяжении которого постоянно возникали локальные эпидемии чумы. Например, в 1521 году улицы, пораженные чумой в Пскове, баррикадировались заставами с обеих сторон, чтобы никто не мог выйти. Смертность в городе была очень высокой, но зато удалось не допустить распространения болезни дальше.

Очередная вспышка чумы произошла затем в 1552 году, в правление Ивана Грозного и также стартовала с Пскова. На этот раз меры принимались уже гораздо более серьезные – дома, в которых умирали зараженные, блокировались и запирались, оставшимся в живых членам семей передавали еду с улицы – бесконтактным способом. Хоронили останки погибших от страшной болезни в общей могиле подальше от города.

В годы правления Ивана IV применялись и весьма жестокие меры по отношению к нарушителям режима. Например, тех, кто нарушал карантинный режим, могли сжечь вместе с телами больных. Священникам запрещалось навещать чумных перед смертью – что раньше было обычной практикой, но вело к распространению заразы.
Эпидемия чумы при Алексее Михайловиче

В 1654-1655 годах по России прошла самая крупная эпидемия чумы за всю историю. Она свирепствовала в Москве, Казани, Астрахани и во всей центральной части страны.

Крестный ход против чумы с иконой
Крестный ход против чумы с иконой

Поначалу на распространение чумы в Москве попросту не обратили внимания. Ведь в то время смертность в принципе была достаточно высокой из-за несовершенства медицины. Когда показатели смертности стали зашкаливать, люди просто ринулись из столицы, попутно разнося заразу по другим регионам.

Первыми за пределы Первопрестольной уехали придворные и дворяне, царская семья. Затем разбежались все стрельцы – именно они и стали активными распространителями болезни по регионам. Также чуму распространяли торговцы, по долгу службы бывавшие в разных странах и ремесленники.

В итоге в Москве остались жить только низшие слои населения. Вскоре въезд и выезд из столицы был ограничен, выставлены заставы. В самом городе начались грабежи и мародерства. Торговля остановилась, люди стали сбегать из тюрем, так как следить за ними было некому, трупы лежали повсюду, их не успевали захоранивать.

Людей, привезших чуму в тот или иной регион, часто обнаруживали и могли даже принудительно «изолировать», буквально вытолкнув в лес. Но это мало помогало – прибывший успевал заразить многих.

В январе 1655 года эпидемия в столице пошла на спад. Когда в феврале в Москву, наконец, вернулось высшее духовенство и царь Алексей Михайлович, там было явное запустение. Безлюдные заснеженные улицы, на которых не было видно человеческих следов, шокировали воображение.

Летом того же года чума появилась вновь – но на этот раз не в Москве, а в Казани и Смоленске. Правительство приказало окружить города заставами и не допускать выезда и въезда. Однако данные меры были не слишком эффективными – эпидемия разошлась по низовьям Волги.

Меры против чумы в XVII веке

Методы борьбы с чумой в те годы были не на высшем уровне. Врачебную помощь заболевшим не оказывали в принципе, за исключением высокопоставленных лиц и армии. Карантинные меры соблюдались не всегда – например, повеление хоронить умерших не в черте города зачастую нарушалось, так как в то время считалось, что захороненный не близ церкви, не в черте кладбища лишается возможности попасть в рай.

В качестве дезинфекторов применялись холод, огонь и вода. Люди жгли можжевельник и полынь, и окуривали этим дымом свои дома для уничтожения заразы. Личные вещи и одеяния умерших предавались огню. Была придумана интересная методика перлюстрации писем «через огонь». С одной стороны костра человек диктовал содержимое письма другому, а тот переписывал на новый лист и отправлял далее. Прежнее письмо сжигалось.

Деньги, перевозимые из города в город, было предписано ополаскивать в воде, а одежду проезжающих вымораживать в холоде. Делать это все должны были люди, уже пережившие моровую болезнь и выздоровевшие, а не здоровые.

Сам царь Алексей Михайлович весьма опасался чумы. Следуя с семьей из Москвы в Калязин, дабы жить в местном монастыре и узнав, что перед ним по участку этой дороги провезли тело умершей от чумы женщины, царь повелел свезти на дорогу дров, поджечь их, а потом взять уголь с землей и отвезти подальше, а на это место нанести новой земли.

В среднем чума в те годы выкосила около 30-40 тысяч людей по всей стране. Тогдашняя численность населения Руси составляла всего 4-5 миллионов.

Чума в 1770-1772 году

Последний сильный всплеск чумы пришелся на правление Екатерины II. Болезнь пришла в Россию в результате русско-турецкой войны и активно распространилась в Москве.
Поначалу власти не обращали внимание на эпидемию и говорили о чуме как о не столь опасной «заразительной горячке». Но потом ситуация вышла из-под контроля, и превентивными мерами уже было не обойтись…

За короткий срок в Москве стало умирать ежедневно более 1000 человек. Разрастанию болезни способствовала повсеместная антисанитария города – мусор не вывозился, отходы сливались в реки. В первопрестольной началась паника – правительство спешно уехало, и управление городом перешло в руки генерал-поручика Петра Еропкина, чьей главной задачей было не допустить заразу в столичный Санкт-Петербург.

Петр Еропкин
Петр Еропкин

Разумеется, вся Москва сразу была перекрыта. По указанию Екатерины создается комиссия для формирования предписаний, среди которых была принудительная изоляция для больных, сжигание их вещей. Поскольку болели в основном представители низших слоев общества, с ними особо не церемонились – отправляли на 20-ти или 40-дневный карантин без врачебного надзора и пропитания.

Произвол властей и недосказанность спровоцировали печально известный Чумной бунт 1771 года. Началось все с того, что в народе стало активно распространяться поверье – якобы «моровая язва» была наслана на Москву за то, что люди не молятся перед чудотворным образом Богородицы Боголюбской. Икона эта висела на Варварских воротах в Китай-городе. К ней приставили ящик для пожертвований – и началось массовое стечение народа. Служились стихийные молебны. Разумеется, все это только способствовало распространению заразы.

Одним из первых это понял московский архиепископ Амвросий. Как образованный и мудрый человек, он решил прекратить эти самочинные моления – повелел убрать ящик с пожертвованиями, а икону с ворот временно переместить в храм Кира и Иоанна на Солянке. Деньги планировалось опечатать и отправить в сиротские дома, а также пустить на борьбу с чумой. Но, когда ящик с пожертвованиями стали убирать от ворот, кто-то закричал: «Богородицу грабят!» И начался бунт…

Разгневанная толпа ворвалась в Чудов монастырь в Кремле, где должен был находиться митрополит Амвросий. Однако, его заранее предупредили – и он укрылся в Донском монастыре. Чудов монастырь в тот день был полностью разграблен, а на следующий восставшие, прознав, где скрывается митрополит, пошли к нему. Священнослужителя вытащили из монастыря и устроили ему издевательский допрос, после чего забили кольями и дубинами.

Для усмирения восставших в город были введены войска. После трехдневных боев бунт удалось усмирить, причем убито было с обеих сторон около 100 человек. Петр Еропкин написал донесение императрице, прося прощения за кровопролитие, и вскоре вышел в отставку.

После подавления бунта в Москву был прислан Григорий Орлов. Наконец, были приняты спешные меры – созвано совещание врачей, построены инфекционные больницы, производился учет больных и надзор за их состоянием. Выздоровевшим предлагалась материальная поддержка. В качестве профилактики открывались новые бани, дезинфицировались жилые помещения и ликвидировались домашние животные. Орлов лично обходил палаты с больными, проверяя условия содержания. За это императрица возвела в его честь в Екатерининском парке арку с надписью «Орловым от беды избавлена Москва».

Жертвами эпидемии стало около 50 тысяч человек. Интересно, что многие московские кладбища – например, Ваганьковское, Даниловское, Рогожское, Миусское – были основаны именно как чумные, для захоронения тел умерших от моровой язвы. После чумы правительство задумалось об улучшении качества питьевой воды – поскольку зараза распространялась в том числе и от грязных рек. В 1779 году началось строительство первого московского водопровода, которое продолжалось 26 лет.

Вам может быть интересно:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: