Маньяк Фриц Хаарман – Ганноверский вампир

Маньяк, обожавший убивать своих жертв укусом в горло и пить их кровь. Он называл себя вампиром и, будучи осужденным на гильотинирование, обещал вернуться – ведь вампиры не умирают…

Ранние годы

Родился Фридрих в 1879 году семье кочегара паровоза Олле Хаармана. Он был поздним ребенком – на момент рождения его матери уже исполнился 41 год. В те годы перинатальная медицина была не на самом высоком уровне, поэтому рождение ребенка в столь позднем возрасте было чревато отклонениями и проблемами со здоровьем, как у плода, так и у матери.
Отец Фрица был известен своим строгим и жестким характером. Он был мрачным и вспыльчивым, и мальчику часто попадало «просто так». Возразить отцу Фриц не смел, но вымещал злобу на тех, кто не мог ему ответить – животных или младших по возрасту. Он с наслаждением убивал кошек и собак, избивал соседских детей. Наконец, дошло до того, что подросток реально мог загреметь в тюрьму. И тогда Олле отдал сына в унтер-офицерскую школу.

Служба в армии и скитания

Служил Хаарман без происшествий, за все время учебы и службы у начальства к нему не было никаких нареканий. Демобилизовавшись, Фриц через два года попал в психиатрическую клинику за приставание к малолетним. Парень был признан невменяемым, однако, не буйным – а это означало, что его режим был свободным. В итоге в 1904 году Фридрих попросту сбежал из клиники. Сначала недолго жил в Швейцарии, потом вернулся в родной Ганновер, к отцу.

Но отец был не очень рад возвращению отпрыска. Мужчины серьезно поссорились, и Хаарман-младший ушел из дома. Бродяжничал, воровал, перебивался случайными заработками… А потом решил вернуться в армию.

Доподлинно неизвестно, принимал ли Фриц Хаарман участие в Первой Мировой войне. Но, уволившись в 1918 году, он получил хороший пенсион, позволивший ему начать свое дело – он открыл кондитерскую в Ганновере. Поскольку с едой тогда было туго, в кондитерской могло продаваться все, что угодно из съестного – в том числе и мясо.

Первые убийства

Первой жертвой маньяка стал 17-летний Фридель Роте. Юноша был гомосексуалистом, что очень не нравилось его матери и стало причиной частых ссор. В итоге парень решил пожить самостоятельно и направился в Ганновер, который тогда считался «гей-центром» Германии. Там его пригласил к себе на проживание какой-то «добрый дядя». Именно так Фридель назвал Фрица Хаармана в письме, отправленном матери.

Центральный вокзал Ганновера – здесь Фриц Хаарман присматривал своих жертв
Центральный вокзал Ганновера – здесь Фриц Хаарман присматривал своих жертв

Получив открытку от сына, мать Роте тут же пошла в полицию. Хаармана быстро нашли – и в его комнату вломились стражи порядка… как раз когда он разделывал тело убитого им Фриделя. Так могла бы и закончиться история ганноверского монстра, если бы полицейские проявили чуть больше бдительности. Ведь голова парня лежала тут же, на столе, прикрытая ворохом газет. Но полиция удовольствовалась объяснениями убийцы: дескать, он – владелец гастрономической лавочки и только что получил свежую говядину, которую и разделывает. Подозрений такое объяснение не вызвало, и полицейские, даже не осмотрев как следует помещение, покинули дом маньяка.

Фридрих был арестован немного позже, но по другому поводу. Он не смог сдержаться и стал приставать к юношам на улице, делая им различные непристойные предложения. Преступнику дали небольшой срок, отсидев который он понял, что необходимо действовать более осторожно. А еще лучше заручиться поддержкой полиции. Как бывший военнослужащий Хаарман без труда оформился в качестве внештатного сотрудника и осведомителя. Это давало ему право частого посещения Ганноверского вокзала.

Казалось бы, зачем маньяку вокзал? Это было частью его хитрого плана. На вокзале постоянно ошивались бродяги, чье внезапное исчезновение не привлекло бы никакого внимания. Хаарман решил быть предельно осторожным и все рассчитал…

Как действовал маньяк?

Принцип действий у Хаармана был один: он, пользуясь удостоверением, проникал в помещение вокзала поздним вечером или ночью, подыскивал симпатичного паренька в возрасте от 13 до 20 лет и предлагал переночевать в каморке при мясной лавке. Разумеется, неприхотливые бродяги соглашались.

Убивал Фриц не сразу: как правило, потенциальная жертва проживала у него в течение одного-двух дней. Затем он склонял юношу к половому акту. Отказов не было – Хаарман каким-то внутренним чутьем каждый раз безошибочно определял парней, склонных к нетрадиционным сексуальным связям. Убийство происходило либо сразу после контакта, либо, если юноша особенно нравился маньяку – через одну-две недели. Женщин преступник никогда не трогал, поскольку считал их «грязными» и «развратными».

Убивал Фриц также всегда одинаково: он вгрызался зубами в кадык жертвы, сжимая трахею, и человек погибал от удушья. Иногда он мог использовать нож, перерезая им горло, а затем жадно припадал к открытой ране и начинал пить еще теплую кровь. Правда, впоследствии маньяк активно отрицал факт употребления крови в пищу – он заявлял, что лишь загрызал жертв зубами – причем от пережимания трахеи все очень быстро теряли сознание.

Найденные останки жертв Фрица Хаармана
Найденные останки жертв Фрица Хаармана

Еще находящуюся в агонии или потерявшую сознание жертву Хаарманн раздевал полностью – одежду он потом носил сам, поэтому старался не запятнать ее. Далее Фриц старался обескровить тело, для чего делал несколько разрезов на животе, подвешивал труп к потолку, а вниз ставил ведро, куда стекала кровь. Возможно, что некоторые из жертв маньяка в этот момент еще были живы…

Дождавшись, пока стечет кровь, Хаарман приступал к разделке тела. Сначала извлекал внутренние органы, которые выбрасывал в канализацию. Затем он отделял голову и конечности, пилил туловище на две части. Головы иногда разбивал молотком – чтобы затруднить опознание. Себе маньяк оставлял пригодные к поеданию филейные части и бедра, остальное помещал в крупные мешки и постепенно по частям переносил на помойку. Он предусмотрительно отделял мясо от костей, чтобы затруднить опознание в дальнейшем.

На следствии Хаартман признавался, что процесс расчленения и выноса частей тела каждый раз отнимал у него немало часов, а порой на эту процедуру уходил целый день. При этом маньяк не испытывал наслаждения от данного процесса, скорее ему это было неприятно и воспринималось как вынужденная необходимость.

Любовь маньяка

В 1919 или 1921 году Фридрих встретил свою любовь… Его пленил молодой человек по имени Ханс Гранс. Маньяк пригласил юношу к себе с целью убить – как и остальных своих жертв. Но парень был так красив, и так понравился Фрицу, что тот не смог осуществить задуманного.

Ханс Гранс
Ханс Гранс

С тех пор Гранс стал постоянным любовником и… сообщником маньяка. Фриц испытывал к парню глубокие чувства и теперь стал убивать… по указке Ханса. Например, любовнику однажды понравились брюки на одной из потенциальных жертв – и Фриц не задумываясь убил несчастного. Именно Гранс предложил не просто продавать мясо в кондитерской Хаармана, а добавлять его в сосиски.

Сосиски из человечины из лавки Хаармана
Сосиски из человечины из лавки Хаармана

Гранс помогал любовнику и в самих преступлениях – он скручивал и связывал жертв, мог участвовать в изнасилованиях, а также в последующем расчленении тел. В самом процессе убийства Ханс никогда не участвовал – это всячески подчеркивал и сам маньяк. Однако молодой парень с удовольствием «развлекался» над «приговоренными» к страшной смерти.

Пристрастия «возлюбленных» отличались. Хаарману была больше важна практическая выгода – испытывая большую тягу именно к убийствам, он пытался соединить «приятное с полезным» и часто убивал жертв, на которых видел хорошую одежду – ее преступник потом продавал, оставлял себе или дарил любовнику. Разумеется, на внешнюю симпатичность Фриц тоже обращал внимание, но не до такой степени, как Ханс, для которого внешность будущей жертвы была важнее всего. Из-за такого «несовпадения» во вкусах подельники часто ссорились.

Разоблачение

Кажется удивительным, что Хаарман так долго торговал человечьим мясом у себя в лавке – и никто этого не замечал? На самом деле замечали, достоверно известно, что одна из клиенток магазина маньяка обратилась в полицию. Но ей не поверили, и делу не дали ход, так как у Хаармана были там свои люди, да и сам он считался внештатным сотрудником местной полиции.

В начале лета 1924 года на берегах Ганноверского канала нашли множество человечьих костей. А 22 июня того же года случилась неожиданное: потенциальная жертва маньяка, молодой человек по имени Фромм, внезапно отказался ехать с преступником. Парень слышал о том, что люди на вокзале пропадают, а потому, когда к нему подошел мужчина средних лет и предложил проехать с ним «поесть мяса», отказался.

Хаарман попытался применить силу, но Фромм поднял шум – в итоге приехала полиция и задержала обоих нарушителей общественного порядка.

Это был первый случай, когда Фридриху не помогло звание внештатного сотрудника полиции. Его забрали и посадили под арест. Молодой бродяга тут же заявил, что мужчина приставал к нему и куда-то приглашал – и напомнил стражам порядка о пропажах людей на вокзале. К словам Фромма прислушались – и отправили наряд с обыском на квартиру Хаармана.

Комната Фрица Хаармана
Комната Фрица Хаармана

Открывшееся глазам прибывших стражей порядка было ужасно… Любовник Фрица разделывал труп молодого парня, убитого незадолго до этого. Были обнаружены и останки других тел. Ханса тут же задержали. Вещи преступников были осмотрены родственниками пропавших на вокзале парней – и выяснилось, что гардероб Хаармана и его подельника полностью состоял из одежды убитых. Ханс Гранс был тот еще «дэнди» и любил собирать красивые вещи…

Следствие и суд

Хаартман был задержан 23 июня 1924 года. Неделю длились продолжительные допросы, причем маньяк чувствовал себя прекрасно, не утомлялся и с охотой рассказывал о своих делах. Ему было приятно внимание следователей, как потом ему будет доставлять удовольствие и внимание публики к судебному процессу.

Хаарман не пытался предстать перед следователями сумасшедшим, напротив, он акцентировал их внимание на своем психологическом здоровье. Его вменяемость подтвердили и эксперты.

Фридрих охотно рассказывал, по каким признакам выбирал будущую жертву. Его интересовал не только хороший костюм или внешняя привлекательность, а все в комплексе. Например, от убийства очередного заманенного им в ловушку паренька маньяк отказался только потому, что тот… неприятно пах. Молодой человек спокойно покинул каморку убийцы после ужина, даже не подозревая, какая опасность ему грозила.

Фридрих отмечал, что перед убийством всегда кормил своих жертв. Делалось это чтобы усыпить их бдительность и снизить способность к сопротивлению: только что поевший человек неспособен оперативно реагировать и долго сопротивляться. Всего маньяк признался в 27 убийствах, но, вероятно, жертв было гораздо больше – не менее 50. Большинство убитых преступником были бродягами, что усложняло их поиски.

Специалисты пришли к выводу, что у Хаармана присутствуют все черты социопата. Правда, тогда этого термина еще не существовала, и его особенность охарактеризовали как «патологическую индивидуальность». Как-то раз маньяку предложили написать собственные мемуары – они могли бы представлять определенную ценность для психиатрической науки. Тот сначала активно взялся за дело, но быстро охладел к этому процессу – что также является характерной чертой социопатов.

Суд над Хаарманом состоялся в том же 1924 году. Маньяк был в восторге от такого внимания, единственное, был недоволен слишком большим, по его мнению, количеством присутствовавших на процессе женщин – они были недостойны слушать про «дела настоящих мужчин».

На скамье подсудимых оказались оба подельника. И если Фриц был в явно приподнятом настроении, много шутил и смеялся, то Хансу Грансу было не до смеха, и он часто одергивал своего бывшего любовника – «заткнись!» Что касается показаний, то поначалу могло показаться, что Хаарман пытается выгородить своего соучастника. Он действительно часто твердил: «Ханс не должен пострадать», утверждал (впрочем, это было правдой), что в непосредственном процессе убийства тот участия не принимал. Но, тем не менее, периодически Фриц как бы невзначай сообщал сведения, которыми «топил» бывшего возлюбленного. К примеру, именно Фридрих сообщил, что часто убивал по наводке Ханса и, если бы не он, эти парни бы остались живы. Трудно сказать, почему маньяк делал так… Возможно, он мстил любовнику за былую зависимость от него – ведь когда-то, очарованный им, Хаарман согласился играть в их отношениях пассивную роль, хотя для него это было нехарактерно…

Фото судебного процесса над маньяком
Фото судебного процесса над маньяком

Суд приговорил Фридриха Хаармана к смерти на гильотине. Выслушав приговор, Хаарман рассмеялся и закричал: «Я все равно вернусь! Вампиры бессмертны!»

Ханса Гранса также приговорили к смерти, но потом приговор был заменен на пожизненное заключение. Впоследствии и эту меру смягчили – подельник маньяка провел в местах лишения свободы 12 лет и был выпущен. На судьбу Ханса повлияло… письмо его же подельника. Об этом стоит рассказать подробнее. Все дело в том, что уже приговоренный Хаарман написал письмо отцу своего бывшего любовника. В нем он сообщал, что его сын… невиновен! И он, Фриц Хаарман, оговорил его с целью забрать с собой на тот свет. Скорее всего, сделал это маньяк с целью поглумиться над несчастным отцом – он любил такого рода «черный юмор». Тем не менее, письмо было вскрыто, и прокурор решил пересмотреть дело «по вновь открывшимся обстоятельствам». Так что, сам не желая того, преступник спас своего подельника. Умер Ханс Гранс в 1975 году, до своей смерти жил в Ганновере.

Фрица Хаармана казнили 15 апреля 1925 года. Его голова была заспиртована, а мозг отдан для научных исследований. Голова одного из самых страшных маньяков долгое время хранилась Гёттингене. Через 90 лет после казни, в 2015 году, она была кремирована и захоронена.

Голова Фрица Хаармана
Голова Фрица Хаармана

Останки жертв маньяка были захоронены на городском кладбище Ганновера, там был поставлен большой мемориал с перечислением имен всех жертв.

Памятник жертвам маньяка
Памятник жертвам маньяка

Почему Фриц Хаарман убивал? Ответить на этот вопрос однозначно сложно… Здесь сыграли роль многие факторы – безусловно, имели место и врожденные патологии, повлиял на становление маньяка и характер отца. Тем не менее, Хаарман был безоговорочно признан вменяемым. В нем было все «нормальным». Все, кроме патологической тяги убивать. Он даже, как всякий нормальный человек, испытывал отвращение к расчленению и крови – но желание насиловать и убивать было сильнее.

Вам может быть интересно:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: