Николай Радкевич

Первый отечественный маньяк Николай Радкевич: русский Джек-Потрошитель

История Джека-Потрошителя, английского маньяка XIX века, личность которого так и осталась неразгаданной, до сих пор наводит ужас. Характерной чертой легендарного преступника было то, что он выбирал в качестве жертв исключительно женщин и девушек легкого поведения.

Но в Российской Империи тоже был свой Потрошитель, перенявший у западного «коллеги» его «специализацию». Знакомьтесь – Николай Радкевич, один из первых известных российских маньяков.

Ранние годы. Роковая любовь

Точная дата рождения Радкевича неизвестно, вероятно, это 1888 год. Происхождение также осталось неясным, но, судя по фамилии, это могли быть западные области страны.
Впоследствии преступник утверждал, что учился в Аракчеевском кадетском корпусе в Нижнем Новгороде. В период обучения с ним случилась пренеприятнейшая ситуация: 14-летнего подростка соблазнила взрослая дама, не отличавшаяся постоянством в кавалерах. Вскоре неопытный юнец ей наскучил, и она нашла другого поклонника. А Николай с ужасом обнаружил, что… болен сифилисом.

После этого Радкевич решил отомстить – и подкараулил бывшую возлюбленную у ее дома, хотел задушить. Но за женщину вступился ее новый ухажер, который по совместительству являлся преподавателем Аракчеевского корпуса. Он и отвел неудавшегося убийцу в полицейский участок. Скандал удалось замять, но из кадетского корпуса юношу все же исключили. Конечно же, парень стал во всем винить развратную любовницу, и в голове его возник ужасный план – очистить землю от грязи и похоти!

Первые убийства

Первой жертвой маньяка стала проститутка Анна Блюментрост, 20-ти лет от роду. Ее тело нашли в Неве 1 июля 1909 года, причем на девушке насчитали более 10 ножевых ранений в лицо и область груди.

Калашниковская набережная, место, где нашли тело Анны Блюментрост
Калашниковская набережная, место, где нашли тело Анны Блюментрост

Конечно же, полиция тут же провела опрос всех обладательниц «желтого билета». И выяснилось, что девушку видели уходящей с Конного рынка со странным кавалером. Он был одет в длинное черное пальто и широкополую шляпу. Верхнюю часть лица товаркам убитой разглядеть не удалось, но они вспомнили короткую бородку подозреваемого, его сутулость и непропорционально длинные руки. Впечатлительные девушки уверяли, что он походил на большую человекоподобную обезьяну… При этом опрос торговцев на рынке ничего не дал.

«Желтый билет» проститутки в Российской империи
«Желтый билет» проститутки в Российской империи

За поимку преступника взялся сам глава сыскной полиции Санкт-Петербурга Владимир Гаврилович Филиппов. Он пользовался большим авторитетом среди сослуживцев, раскрыл множество сложных и запутанных убийств, но дело Анны Блюментрост казалось неразрешимой загадкой…

В.Г. Филиппов
В.Г. Филиппов

Но тут случилось новое убийство – 15 июля в гостинице «Дунай» на Лиговском проспекте, в одном из номеров нашли бездыханное тело следующей жертвы. Это была проститутка Екатерина Герус. Сама гостиница имела плохую репутацию – там частенько отдыхали любовные парочки, захаживали и жрицы любви со своими клиентами.

Номер, где нашли тело, был снят мужчиной и женщиной – казалось бы, обычная пара, желавшая поразвлечься. Кавалер записался крестьянином Мишутиным, а дама – крестьянкой Ивановой. Вечером постояльцы заказали вино и конфеты, а рано утром мужчина ушел, предупредив коридорного, чтобы тот разбудил его спутницу ровно через час.

На Екатерине Герус насчитали целых 20 ножевых ранений! Но зарезать несчастную маньяку так и не удалось, поэтому он задушил свою жертву. Деньги, бывшие при жертве, остались не тронуты. Описание убийцы полностью совпало с предыдущим случаем – невероятно длинные руки, бородка и вид «как у обезьяны». Поэтому Филиппов принял решение объединить эти два дела в одно.

Поначалу под подозрение попал сутенер погибшей Екатерины Герус. Он частично подходил под описание – был достаточно высокого роста, носил курчавую бороду. Но мужчина сумел доказать свою невиновность – в ночь убийства он был задержан полицией и просидел до утра в полицейском участке. Все показания задержанного подтвердились, его пришлось отпустить.

Дальнейшие нападения

24 июля Радкевич совершил очередное нападение – средь бела дня с громким криком «Смерть красавицам!» он накинулся с ножом на проходящую мимо девушку. Ею оказалась молодая горничная Зинаида Левина, которая к «древнейшей профессии» не имела никакого отношения. Но, к счастью, маньяка спугнули проходившие мимо люди, и он сбежал, успев лишь неглубоко ранить жертву в плечо и живот. Раны оказались неопасными для жизни, и Зинаида вскоре поправилась. После этого происшествия следствие пришло к выводу, что мотив нападения на красивых девушек – глубоко личный. К тому же, преступник каждый раз выбирал именно брюнеток.

Убегая в спешке, Николай потерял свой нож. Однако особых зацепок следствию улика не дала – нож был стандартным, единственное, что подобная модель пользовалась особой популярностью у моряков, поэтому следователь направил запрос в крупные порты – вдруг и там происходили подобные нападения.

Уже 25 июля маньяк совершил очередное покушение на убийство – бросился с ножом на проститутку Клотильду прямо в публичном доме. Онако та уже слышала об убийствах, и смогла дать отпор преступнику, сумела выбежать в людный коридор. В тот раз Николай представился вымышленным именем Вадим Кровяник. Женщина смогла описать нападавшего, сказав, что он выглядит совсем молодо, несмотря на бороду.

Проститутки в начале ХХ века
Проститутки в начале ХХ века

Розыски следствия

После нападения на Клотильду, сыщики наконец-то смогли определить примерный ореол действий преступника. Это была Знаменская площадь и ее окрестности. В местном трактире «Привисленский край» частенько видели мужчину, представлявшегося всем Вадимом Кровяником. О себе он рассказывал, что имеет дворянское звание, что учился в кадетском корпусе и служил на флоте. На вид ему было около 20-ти лет, глаза посажены глубоко, нос широкий, лоб низкий. Нашли следователи и место, где Радкевич ночевал – ночлежку на улице Полтавской. Но поймать его тогда все же не удалось…

Знаменская площадь в Санкт-Петербурге
Знаменская площадь в Санкт-Петербурге

Вскоре запрос, отправленный в порты, дал о себе знать. Сыщики сверили списки имен обитателей ночлежек со списками служивших на флоте – и вышли на некого Николая Радкевича. Одно время он числился в команде парохода «Мстислав Удалой». Капитан характеризовал его как человека весьма странного, нелюдимого. А еще он подтвердил историю с исключением из кадетского корпуса, сообщил также, что Радкевича в свое время выгнали и из школы штурманов. Но нынешнее местонахождение бывшего подчиненного капитану было неизвестно. Поиски продолжались…

Однако маньяк как будто бы что-то подозревал – и затаился. Он съехал со снимаемого жилья в доходном доме на Харьковской улице. Когда туда заявились сыщики, преступника и след простыл – а на стенах красной краской было написано зловещее: «Смерть красавицам!»

Август и сентябрь были тихими – убийца никак себя не проявлял, и полиция начала опасаться, что он переехал в другой город, что значительно осложнило бы поиски. Но, видимо, желание убивать было сильнее страха быть пойманным… Радкевич решается на очередное преступление.

Последнее убийство

19 сентября в гостинице «Кяо» на улице Симеоновской было совершено очередное убийство. Жертвой стала проститутка Мария Будочникова. Правда, персонал гостиницы с самого начала заподозрил неладное – уж больно очередной постоялец был похож на разыскиваемого преступника, приметы которого были им хорошо известны.
Когда утром Радкевич намеревался покинуть гостиницу по тому же сценарию, что и ранее, коридорный заглянул через замочную скважину в номер – и его глазам предстало страшное зрелище: на кровати лежала молодая женщина, вся в крови… Тогда сообразительный парень позвал швейцара, и вместе они быстро задержали преступника. На теле Будочниковой насчитали 35 ножевых ранений и следу удушения. Кроме того, у Марии были взяты деньги и драгоценности, которые потом нашли при убийце. Оставлена была и записка с объяснением: «Деньги взяты за труд отправки на тот свет. Вадим Кровяник».

Гостиница на улице Симеоновской (ныне – Белинского) в Санкт-Петербурге, до наших дней дом не сохранился
Гостиница на улице Симеоновской (ныне – Белинского) в Санкт-Петербурге, до наших дней дом не сохранился

Следствие, суд, смерть

Задержанного маньяка доставили в полицейский участок, где уже после первого допроса служители закона усомнились, что перед ними сидит нормальный человек. Радкевич был помещен в психиатрическую больницу святого Николая Чудотворца для обследования. Мнения специалистов по нему разделились. Одни полагали его садистом, способным при этом отдавать себе отчет в совершаемых деяниях. Другие же считали Николая полным дегенератом, душевнобольным, находящимся в плену собственных «идей». Всего в больнице Николай провел около трех лет.

Правда, в итоге Николая Радкевича все же признали достаточно вменяемым и судили. 10 марта 1912 года состоялся суд присяжных, на котором маньяк заявил о своей высокой миссии – очищении мира от «грязи, похоти и скверны». Также убийца добавил: «Держите меня хоть десять лет в лечебнице, но я не изменюсь! Я требую каторги или свободы!» Должно быть, эти слова произвели впечатление на простых присяжных, потому что наказание они присудили убийце сравнительно мягкое – всего лишь восемь лет каторги.

Но воспользоваться своей удачливостью маньяку так и не удалось. Осенью 1916 года Николай Радкевич был убит уголовниками, с которыми был направлен по этапу на каторгу. Возмездие все-таки настигло злодея…

Такова история российского Джека-Потрошителя. Несмотря на первоначально возникшие сложности в этом деле, личность преступника все же была раскрыта, а сам он получил по заслугам. Надо сказать, что убийства «развратных женщин» как месть за полученное в юношеском возрасте венерическое заболевание – достаточно распространенный сценарий среди маньяков. Проститутки в принципе часто становятся жертвами серийных убийц – так, одними из последних преступников, специализировавшихся именно на «жрицах любви», стали британские маньяки Стивен Райт и Питер Сатклифф.

Первый или нет?

Любопытно, что иногда Николая Радкевича называют первым известным русским маньяком. Но это не совсем так. Вернее будет сказать, что он первый русский маньяк, о котором достаточно сведений. Самым же первым из известных считается Константин Сазонов, служивший «дядькой» (прислугой) в знаменитом Царскосельском лицее. Причем служил он там в первом десятилетии XIX века, как раз тогда, когда в лицее обучался «наше все» Александр Сергеевич Пушкин. Поэт впоследствии даже подшучивал, что вполне мог бы стать одной из жертв. Однако о Константине Сазонове практически ничего не известно. Ни точное количество жертв, ни происхождение, ни дальнейшая судьба – все покрыто мраком… О Радкевиче достоверно известно гораздо больше. Также его можно назвать первым официально зарегистрированным маньяком на территории Российской империи.

Вам может быть интересно:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: