Василий Комаров

«Раз – и квас!» Василий Комаров – первый советский маньяк

Первый известный маньяк в молодом СССР. Эпоха НЭПа, активное развитие торговли… Василий Комаров, простой советский извозчик, приглашал к себе домой мелких торговцев под предлогом покупки-продажи лошади или какого-то иного товара. А дальше… начиналась кровавая драма.

Комаров интересен тем, что убивал в основном взрослых зрелых мужчин, а не женщин – как большинство маньяков советского и постсоветского периода. Как простой мужик дошел до жизни такой? И почему его фигурой интересовались писатели и поэты того времени?

Ранние годы

При рождении будущего серийного убийцу звали Василий Терентьевич Петров. Родился мальчик в 1877 или 1878 году в семье работника железной дороги. Как водится, детство его было далеко от идеала – вся семья была пьющая, и с 15 лет подросток тоже стал запойным алкоголиком. А еще в том же возрасте у него случился первый сексуальный опыт – с одной из служанок хозяина-помещика, на которого он работал.

Всего в семье Петровых было 12 детей. Один из братьев Василия потом тоже пойдет по кривой дорожке – будет обвинен в убийстве своего начальника.
О ранних годах первого советского маньяка известно совсем немного. Он отслужил четыре года в армии – с 1897 по 1901 год. Женился достаточно поздно по тем временам – в 28 лет. Супруга постоянно ревновала Василия к другим женщинам, несмотря на то, что тот, по собственному признанию, к «этому делу» был достаточно «хладнокровен».

Скитания по свету

Василий имел явно неприкаянный характер – во время Русско-японской попал на Дальний Восток, где сумел заработать крупную сумму денег. Однако вскоре спустил все на путешествия с женой по просторам России – любопытное увлечение для простого человека тех лет. Чтобы добыть денег еще, он устроился работать на склад, который и обокрал. Но вора поймали – и пришлось ему, вместо путешествий, отбывать год в тюрьме.

Пока Василий Терентьевич куковал в заключении, его первая супруга заразилась холерой – тогда ходила эпидемия – и умерла. Но муженек недолго горевал – он переселился в Ригу и скоро женился вновь, на полячке по имени Софья. Новую супругу он взял «с довеском» в виде двух детей. Но никакого сострадания к ним Василий не проявлял – уже тогда в нем открылись садистские черты, и он частенько бил смертным боем и жену, и детей… Супруга его очень боялась, но уйти не решалась. Сам Комаров впоследствии отзывался о жене презрительно, называя «дурочкой» и «римско-католической рванью» — видимо, из-за польского происхождения. Избиение детей объяснял просто: «для науки».

Комаров со второй супругой Софьей
Комаров со второй супругой Софьей

Когда немецкие войска вступили в Прибалтику, Петров с семьей переехал в Поволжье. После Октябрьской революции поступил в Красную армию. Там его обучили грамоте и сделали взводным командиром. Но однажды Василию не повезло: он попал в плен к Деникину. Сумел освободиться, однако… над ним нависла угроза Военно-Революционного трибунала… И тогда Петров решает сменить отчество и фамилию, становясь Василием Ивановичем Комаровым. Под этим именем он и войдет в историю.
После окончания Гражданской войны новоиспеченный Комаров переезжает в Москву. Поселяется в доме под номером 26 по Шаболовке, начинает работать извозчиком. Но денег катастрофически не хватает, и глава семейства совершает ряд краж, сбывая украденное на местном рынке. Вскоре в семье появляется третий ребенок – это уже был ребенок Василия. Таким образом, прибавился лишний рот, надо было что-то решать.

Убийства

Серия убийств началась в 1921 году. Схема Комарова была проста до неприличия: он как извозчик зазывал клиентов на Конной площади, знакомился, втирался в доверие и сообщал, что у него есть на продажу лошадь или же съестные продукты. Если человек проявлял интерес – а в те годы пищевые продукты достать было непросто, поэтому интересовались многие – Комаров приводил будущую жертву к себе в дом. Там под предлогом «обмыть покупку» они выпивали водки или вина. Потом Василий подсовывал жертве какие-то бумажки под видом «документов на товар». Человек наклонялся над ними – и получал мощнейший удар молотком в затылок.

Молоток Комарова

Кровь преступник собирал в специально подставленный тазик или ведро. После этого, на всякий случай, он дополнительно душил жертву веревкой, затем ею же связывал тело и укладывал в мешок.

По словам Василия, после совершения убийства он в обязательном порядке молился за упокой новопреставленного. Избавлялся от тел он также не слишком изобретательно – прятал в полуразрушенном здании по соседству, закапывал на близлежащем участке или топил в Москве-реке.

Только в 1921 году Василий Комаров лишил жизни около 17 человек. В следующем, 1922-м и в начале 23-го – около 12-ти. Всего ему приписывается убийство 33-х человек.

Конная площадь в Москве. Здесь Комаров приглядывал своих жертв
Конная площадь в Москве. Здесь Комаров приглядывал своих жертв

Первой жертвой стал простой крестьянин, который пожелал купить у Комарова лошадь. Когда покупку стали «обмывать», гость размяк и разоткровенничался. Стал размышлять вслух, как он перепродаст лошадь подороже, а на вырученные деньги купить зерно… Позже Василий признается, что именно в этот момент испытал жгучую ненависть к расчетливому хозяину – и окончательно утвердился в желании убивать.

Большинство убитых Комаровым людей были приезжими, и никаких родственников или знакомых в Москве не имели. Поэтому их не сразу начинали искать, и даже после обнаружения трупов не сразу удавалось опознать. К тому же, после сильного удара молотком, лица многих оказывались обезображены.

Соучастие жены

Поначалу перед совершением убийства маньяк отправлял жену и детей на прогулку. А после сам убирал горницу, так что жена не догадывалась о деятельности супруга. Но однажды женщина вернулась домой пораньше – и обмерла от ужаса… Посреди комнаты стоял тазик с кровью и лежало тело убитого человека…
Преступник был спокоен – «раз ты теперь все знаешь, будем действовать вместе» — сказал он, и покорная забитая жена согласилась. Она вымыла всю комнату и даже не подумала сообщить о произошедшем в правоохранительные органы. Впоследствии перед предстоящим убийством женщина спроваживала детей, отправляя их к соседке, а сама принимала и поила гостя, усыпляя его бдительность. После содеянного супруги вместе молились, а изредка Василий даже приглашал священника провести молебен.
Когда прятать трупы поблизости стало попросту невозможно, Комаров стал ночью вывозить их на Москва-реку. Однажды его задержал милиционер, поинтересовавшись грузом. Извозчик невозмутимо предложил проверить, но, на свое счастье, молодой парень не стал этого делать, решив, что, раз мужик не испугался, то и ничего страшного там нет. После этого преступник каждый раз на вывоз трупа брал с собой супругу – ему казалось, что семейная пара не вызовет подозрений, и его расчет оказался верен – их ни разу не останавливали.

Мотив

Каковы же были мотивы страшного маньяка? На суде Василий Комаров утверждал, что преступления его заставила совершать жажда наживы. Примечательны такие фразы убийцы: «Я любил выпить, а моя жена сладко поесть», «Моя лошадь давала мне есть, но не давала выпить». То есть мотивом была покупка выпивки в неограниченном количестве. Работавшие с Комаровым психиатры отмечали его как алкогольного дегенерата.

Но это не отменяет того, что маньяку нравился именно сам процесс убийства. Ведь в среднем с каждой жертвы он получал сумму, равную цене лошади – не более. Это было не так уж много. В целом все убийства принесли ему не больше тридцати долларов по тогдашнему курсу. Разве что на выпивку… С другой стороны, случалось, что человека убивали за куда меньшую цену – за рваный пиджак и брюки, за кусок хлеба… Так что корыстный мотив исключать, разумеется, нельзя. Но он был не единственным.
На следствии сам Комаров подтвердил свою любовь к процессу убийства – рассказал, что, когда служил в Красной Армии, однажды убил дезертира – и ему понравилось… Выбор жертв объяснял «классовой борьбой» и ненавистью к спекулянтам – все убитые были перекупщиками, пользовавшимися свободой торговли, данной НЭПом.

Розыски преступника

Схема с утоплением тел в Москве-реке оказалась не слишком удачной – вскоре трупы стали всплывать, наводя ужас на окрестных жителей. А потом тела убитых нашли и в разрушенном доме… По городу поползли слухи о страшном маньяке…

Конный переулок в 1920-е годы. Здесь преступник прятал тела жертв
Конный переулок в 1920-е годы. Здесь преступник прятал тела жертв

За короткое время обнаружили останки двадцати двух человек. Владимир Ленин отдал личный приказ поймать убийцу. На Комарова началась настоящая охота, но он не прекратил своей страшной деятельности. Ответственным за поимку маньяка был назначен Иван Николаев, в то время как раз недавно назначенный очередным начальником МУРа.

Сопоставив все характерные черты убийств, следователи пришли к выводу, что их совершил один человек, и это, скорее всего, извозчик. Дело в том, что мешки, в которых были спрятаны трупы, завязывались одним строго определенным узлом. Сами тела были крепко и аккуратно завязаны веревками, что также намекало на отношение к извозчичьему делу. А еще в них находили следы зерен и круп.

Но в Москве тысячи извозчиков… Проверить всех физически невозможно. Даже если сузить поиски до предполагаемого ореола обитания маньяка – Замоскворечья, на поиски уйдут месяцы, а за это время он совершит еще массу убийств…

Но, как это часто бывает, маньяк сам выдал себя, совершив роковую ошибку. В очередной раз он слишком сильно проломил череп жертвы – и хлынул сильный поток крови. Пытаясь остановить кровотечение, убийца завязал отверстие в голове детской пеленкой – и с нею же затолкал труп в мешок. Установить, у кого из извозчиков в Замоскворечье недавно произошло пополнение семейства, сыщикам не составило труда. Василий тут же попал под подозрение. Косвенно на него указывал и тот факт, что он, стоя на Конной площади, никогда особенно не боролся за клиентов и подолгу простаивал, при этом деньги у него водились – он часто захаживал в кабаки и оставлял там кругленькие суммы.

Фотографии Василия Комарова
Фотографии Василия Комарова

Поимка

Весной 1923 года следователи постучали в дверь дома Василия Комарова. Несмотря на то, что в подполе у него лежал труп очередной жертвы, он без сомнения пустил сыщиков, которые заявили, что разыскивают подпольных самогонщиков.

Но когда гости стали слишком пристально рассматривать пол, маньяк смекнул, что дело неладно – и дал деру. Василий успел добраться аж до подмосковного села Никольское, где укрылся у знакомой молочницы. Но это ему не помогло – через несколько дней его задержали. Пока Комаров ждал ареста, он успел написать несколько страниц своеобразных «мемуаров», где описал некоторые свои убийства, при этом многое преувеличив и исказив. В частности, преступник записал в соучастники своих соседей.

Дом Василия Комарова
Дом Василия Комарова

В чулане же комаровского дома был обнаружен еще теплый остывающий труп. Это был Иван Лапин, крестьянин из Подмосковья, отец четверых детей.

Следствие и суд

На следствии преступник охотно рассказывал об убийствах, описывая сам процесс довольно необычным и ярким выражением: «Раз – и квас!» Дело было громкое, и о Комарове узнала как минимум вся Москва. Процессом интересовались многие известные личности, в том числе литераторы. Например, поэт Сергей Есенин впоследствии вложит присказку Василия Комарова в уста одного из героев поэмы «Анна Снегина» Прона Оглоблина. Василий упоминался в очерке И. Ильфа и Е. Петрова «Одноэтажная Америка». Непосредственно на суде над Комаровым в качестве журналиста присутствовал писатель Михаил Булгаков, который отозвался об убийце как о весьма хладнокровном человеке без капли сочувствия.

Молодой Михаил Булгаков
Молодой Михаил Булгаков

На следственных экспериментах стражи порядка с трудом оттирали убийцу от толп москвичей, желавших только одного – растерзать маньяка, наводившего страх на всю столицу. Преступник совершенно не выказывал раскаяния, заявлял, что, если бы не поймали, то мог убить бы еще хоть шестьдесят человек. На вопрос, не было ли ему жалко своих жертв, ответил уклончиво: «Жалко оно только поначалу, а потом чего жалеть».

А еще убийца мечтательно рассказывал о своих планах – почему-то хотелось ему убить цыганку или попа. Зачем? Да кто его знает – наверное, он и сам не знал… Кстати, женщину маньяк убил только один раз – на его предложение купить лошадь отозвались два торговца – брат и сестра, имевшие лавочку на Смоленском рынке. Поначалу к Комарову в дом пошел только брат, но денег он с собой не взял. Посмотрев лошадь, торговец принял решение о покупке – и в ходе застолья проговорился, деньги не у него, а у сестры. Тогда Василий не поленился сходить за женщиной, привести ее, а потом убить вместе с братом. Оба тела он смог затолкать в один мешок, но закопал плохо – ноги остались зловеще торчать из земли… Поэтому несчастных очень скоро нашли.

Согласно психологической экспертизе Комаров был вменяемым и отдавал себе отчет в собственных действиях. Правда, психиатры признали его алкогольным дегенератом. Еще одной его любимой присказкой было: «Хрен его знает!» Этим выражением он часто отвечал на вопросы о том, как именно он убивал своих жертв.
Между тем по Москве стали расходиться фантастические слухи – что якобы маньяк кормил внутренностями жертв свиней. Или что в подполе у него несметные богатства… Но это все не соответствовало действительности. Сам Комаров реагировал на такие вопросы спокойно – про свиней сказал: «Если бы кормил, то больше бы свиней завел» — и все.

Статья о Комарове в газете с фотографиями найденных тел
Статья о Комарове в газете с фотографиями найденных тел

Суд начался 6-го июня и проходил в здании Политехнического музея. Народу было очень много – все хотели взглянуть на знаменитого душегуба. Но внешне Комаров был совершенно не похож на того «зверя», о котором твердили газеты. Это был маленький и сухощавый мужичок 55 лет.
Судьи приговорили Василия Петрова-Комарова и его жену Софью к смертной казни через расстрел. Сам преступник воспринял приговор совершенно спокойно, сказал: «Все поколеем…» Жена расплакалась прямо в зале суда, и маньяк попытался ее утешить довольно странными словами: «Что ж делать, будем как-то привыкать к этому делу».

Рисунки Комарова и его жены на суде
Рисунки Комарова и его жены на суде

Василий Комаров с супругой были расстреляны 18 июня (или июля) 1923 года. Дети Софьи и годовалый сын Василия были переданы в детские дома. Существует версия, что Комаров-младший в годы Великой Отечественной войны якобы перешел на сторону немцев и расстреливал партизан. Но достоверного подтверждения этому не имеется.
Орудие убийства Василия Комарова до сих пор хранится в Центральном музее МВД на Селезневской.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: