Биография Мейера Зайдера «Майорчик» — сутенера и убийцы Котовского

Человек, прославившийся совершенным им убийством Григория Котовского в 1925 году. До сих пор точно неизвестно, кому была выгодна смерть легендарного комкора. Но то, что Зайдер был лишь пешкой в этой игре, не вызывает сомнений ни у кого…

До революции. Встреча с Котовским

О жизни Мейера по прозвищу Майорчик до революции мало что известно. Даже точная дата рождения покрыта мраком неизвестности – предположительно, это 1880-е годы. Есть сведения, что вплоть до 1920 года он содержал публичный дом в Одессе и считался человеком вполне зажиточным. Женой его стала одна из проституток по имени Роза. К 1917 году супруги накопили достаточно денег и собирались вскоре приобрести собственный дом на берегу Черного моря.

Но этим планам не суждено было осуществиться, ведь в революционные годы уже было не до этого… После Октября в Одессе не сразу установилась советская власть. Интересы большевиков там представлял неуловимый Григорий Котовский. Однажды, спасаясь от преследования деникинцев, командир в форме капитана забежал в заведение Зайдера, попросил спрятать его на чердаке и никому не говорить о случившемся. Майорчик так и сделал.

Ночью Котовский переоделся в другую одежду, надел заранее припасенный парик и, уходя, сказал содержателю притона: «Я ваш должник».

Мейер Зайдер
Мейер Зайдер

Долг платежом красен

В 1919 году Майорчик некоторое время был адъютантом у знаменитого одесского авторитета Мишки Япончика. В 1920 его публичный дом был ликвидирован советской властью. Бывшему сутенеру пришлось перебиваться случайными заработками, на постоянную работу его, конечно же, из-за отнюдь не славного прошлого не брали.

От безысходности Зайдер решил разыскать красного командира и попросить вернуть должок. Узнав, что полк Котовского расквартирован в Умани, он направился туда. Григорий Иванович радушно встретил старого товарища и согласился помочь. Благодаря своему влиянию, комкор сумел устроить бывшего «буржуя» и «кровососа» на должность начальника охраны Перегоновского сахарного завода. Мейер быстро освоился на новом месте и придумал гениальный план, как помочь Котовскому обустроить быт своего кавалерийского корпуса. Солдаты заготавливали кожи и отвозили их в Иваново, где обменивали на ткани, из которых уже шили обмундирование в собственных мастерских.

Таким образом, отношения Зайдера и Котовского были вполне себе дружескими. Бывший сутенер был очень благодарен командиру за помощь и, казалось, готов был на все ради товарища.

Летом 1925 года Григорий Иванович с беременной супругой и малолетним сынишкой – тезкой отца – решили выбраться на природу, в совхоз Чебанку. Ольга Петровна находилась на последних сроках, в августе планировались роды, и поэтому в конце июля семья комкора решает перебраться обратно в город. Помочь в этом вызвался Зайдер, прибывший на служебной машине, вызванной Котовским. Никаких подозрений приезд старого знакомца и почти друга у командира не вызвал.

Была и еще одна немаловажная причина, по которой Григорий Иванович торопился уехать из Чебанки – он получил сообщение о том, что Михаил Фрунзе планирует назначить его своим заместителем. Необходимо было ехать в Москву и принимать дела.

Убийство

В день трагедии красные командиры – соседи по отдыху – решили устроить отъезжавшему комкору роскошные проводы. Как вспоминала впоследствии Ольга Петровна, за стол компания уселась только к одиннадцати часам вечера. Разговор не клеился – Котовский терпеть не мог алкоголь и не любил подобных посиделок. Часа через три – то есть, около двух ночи – приятели стали расходиться. Но Григория задержал по срочному делу приехавший специально к нему бухгалтер военно-промышленного хозяйства, и поэтому супруга командира пошла домой одна.

Зайдер подстерег Котовского прямо на углу его же собственного дома. После первого выстрела комкор упал, однако, еще оставался жив. Вторым выстрелом убийца довершил начатое.

Тело Котовского после убийства
Тело Котовского после убийства

Поскольку все происходило в непосредственной близости от дома, на шум сразу выбежала жена. Она бросилась к лежащему навзничь телу мужа и попыталась пощупать пульс. Но его не было… Смерть наступила мгновенно от того, что пуля повредила аорту. Не случись этого, пройди пуля чуть выше или чуть ниже – мощный организм Котовского, вероятно, выдержал бы…

Тело внесли на веранду, и вскоре после этого перед убитой горем Ольгой появился сам Мейер. Он бросился перед ней на колени и признался в совершенном преступлении, просил прощения. Но супруге покойного показалось, что убийца заглядывает внутрь дома, где спал маленький Гриша. Поэтому она загородила вход и гневно крикнула: «Вон, мерзавец!»

Расследование

Зайдера схватили утром того же дня – он даже и не пытался скрываться, а на допросе сразу признал свою вину. Первоначально бывший товарищ Котовского утверждал, что совершил убийство из ревности – дескать, командир приставал к его жене Розе. Но та, как уже упоминалось, во-первых, была проституткой, а во-вторых, сама опровергла показания мужа, заявив, что никакой интимной связи между ней и Григорием Ивановичем не было. Тогда преступник придумал новое объяснение – якобы он неоднократно просил Котовского о повышении по службе, но тот всякий раз ему отказывал. Для пущей достоверности Мейером также была изменена и любовная легенда – теперь он уже говорил о собственной влюбленности в Ольгу Петровну.

Как ни странно, но суд полностью удовлетворился этими невнятными объяснениями. Кроме того, выдвинута была ничем ни в процессе следствия, ни позднее не подтвержденная – а потому фантастическая версия о причастности убийцы к румынской разведке. В те времена расстреливали и за гораздо меньшие преступления, а потому все ждали сурового приговора. Судебное заседание было закрытым, и каково же было удивление присутствующих, когда Зайдер получил… всего 10 лет!

Чтобы отвести от себя подозрения в необъективности, правительство устроило Котовскому пышные похороны, его тело даже забальзамировали и положили в мавзолей. В ходе Великой Отечественной войны могила была разрушена, и только спустя несколько лет останки комкора были найдены. Хотя до сих пор историки сомневаются в подлинности того, кто захоронен в городе Котовск, ведь никаких экспертиз останков не производилось… А дело об убийстве и сейчас хранится под грифом «совершенно секретно».

Дальнейшая судьба и смерть

Находясь в заключении, Мейер пользовался широкими привилегиями – его назначили начальником клуба, а это значило, что он имел право выходить в дневное время за пределы тюрьмы. Через три года убийцу выпустили условно-досрочно, и он устроился сцепщиком на железной дороге в Харькове.

В 1930 году конная дивизия Котовского праздновала первый юбилей – десятилетие боевого пути. Круглая дата отмечалась с размахом, на торжества приехала и вдова легендарного комкора. В один из дней к Ольге Петровне подошли бывшие сослуживцы ее мужа и сообщили, что Мейер Зайдер приговорен ими к смерти. Женщина стала возражать против самосуда, упирая на то, что только убийца знает, кому же на самом деле была выгодна смерть Котовского и кто настоящий заказчик. Однако уговоры вдовы не подействовали на бравых служак. Тогда та заявила, что вынуждена будет доложить «куда следует». И доложила, но… это совершенно ничего не изменило!

Через несколько дней после разговора Зайдера нашли мертвым, лежащим на железнодорожных путях. Убийцы задушили его и планировали, что проходящий поезд изувечит тело до неузнаваемости, так что истинную причину смерти установить будет невозможно. Однако труп был обнаружен до прохода состава. Примечательно, что, несмотря на известность личностей, совершивших преступление – а это были кавалеристы Стригунов и Вальдман – никакого наказания им назначено не было.

Так кто же убил?

Несомненно, что у Мейера Зайдера не было никаких личных причин убивать своего благодетеля. Поэтому возникает вопрос о том, кому же была выгодна смерть легендарного комкора? Если вспомнить о том, что буквально через несколько месяцев на операционном столе умер Михаил Фрунзе (известно, что на операции язвы желудка настаивал сам Сталин, а погиб нарком от явной передозировки разных видов наркоза в недопустимых сочетаниях), то ситуация начнет проясняться.

Все это наводит на мысль, что Иосиф Виссарионович просто-напросто избавлялся от конкурентов. Впоследствии будет убит в Мексике Троцкий, расстреляны Каменев и Зиновьев – ленинская гвардия медленно, но верно уничтожалась. Почему начали именно с военных? Ответ прост – Котовский и Фрунзе были крайне популярны в народе. При этом они всегда имели свое мнение, отстаивали его, в отличие от податливых Ворошилова и Буденного. Им сложно было навязать свою волю – проще избавиться от опасных конкурентов.

Если принять вышеизложенную версию, то все встает на свои места. И внезапный приезд Зайдера, и его малый срок, и скорый выход на свободу, и отсутствие наказания для его убийц. Возможно, сослуживцев Котовского даже подталкивали и всячески поощряли к мщению за командира, ведь в ходе этой акции ликвидирован был бы единственный знавший всю правду.

Вам может быть интересно:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: