Гром среди застойного неба! Коррупционное дело магазина «Океан».

В конце 70-х в СССР разразился громкий коррупционный скандал. Чиновники из Министерства рыбного хозяйства оказались замешаны в крупных махинациях с продуктом всесоюзного назначения – икрой. Ширмой для афер с рыбной продукцией стали магазины «Океан», открытые по всей стране ради наживы ненасытных служащих государства.

Всемогущий «рыбный» министр

Каждый второй в стране мечтал разжиться деньгами, но далеко не всем удавалось воплотить свои безумные идеи в реальность. Алексанрд Ишков – министр рыбного хозяйства – относился к категории везунчиков. Он, как человек с предпринимательской жилкой, сумел совершить в стране такую грандиозную аферу, о которой многие и мечтать не смели. Но обо всем по порядку….

Александр Ишков – фигура в Советском правительстве нетривиальная. В рыбной промышленности он работал и при Сталине, и при Хрущеве. А руководил Министерством рыбного хозяйства он около 40 лет. На рыбном деле он, как говорится, собаку съел. Благодаря своей настойчивости, он добился строительства крупнотоннажного рыбопромыслового и транспортно-рефрижераторного флота. До 50-х годов советский народ в достатке имел вкусную селедку, мясистых крабов и другой снеди. Но во время правления Хрущева рыбная продукция из магазинов почему-то исчезла. Никита Сергеевич не жаловал рыбу, ему больше были по душе колбаса и мясные котлеты. Рыбный дефицит продолжался вплоть до 70-х годов. Но пришел момент, когда Ишкову все же удалось вернуть рыбу на прилавки советских магазинов. Правда не ту и не в тех количествах, которые были озвучены перед генсеком.

Александр Ишков
Александр Ишков

В начале 70- х Александр Акимович побывал в рабочей командировке в Испании. Изобилие продуктов, забитых до отказа полок в магазинах поразили и вдохновили его. Удивляться было чему: во всех испанских городах (да и в других европейских странах) были популярны рыбные магазины. Чего в них только не было – всевозможная рыба, икра, консервы. И все это стоило совсем недорого. Советский чиновник, немного поразмыслив, пришел к выводу, что пора на родине раскручивать рыбное ремесло. Как раз в стране резко увеличилась добыча морепродуктов (Советский Союз находился на втором месте после Японии по количеству выловленной рыбы), а мяса на полках становилось все меньше. Предприимчивый Ишков знал, что народ клюнет на «рыбную тему» и обогатит его. По приезду домой министр оббежал ни один кабинет, чтобы контроль по реализации отечественной продукции передали его ведомству. До середины 70-х продажей рыбной продукцией занимался Минторг, однако в итоге председатель Совета министров Алексей Косыгин передал полномочия всемогущему «рыбному « министру. Пока правительство не передумало, чиновник быстренько создал специальный орган «Союзрыбпромсбыт», возглавил который Юрий Рогов.

Так СССР неожиданно для себя взял курс «на рыбу». В октябре 1979 года правительство ввело так называемый рыбный день. Каждый четверг в общепитах готовили блюда только из рыбы. В этот день ни о каком мясе не могло идти и речи, поэтому и стар и млад, чиновник и простой работяга, должны были довольствоваться рыбными пельменями, котлетами, тефтелями и другими кулинарными шедеврами из минтая, мойвы и в особые праздники трески. Людей пытались закормить рыбой, чтобы они забыли о мясном дефиците в стране.

Владимир Рытов
Владимир Рытов

У Ишкова был головастый заместитель Владимир Рытов, которого в узких кругах называли «Боцманом». Именно ему было поручено непростое дело – открыть в кратчайшие сроки сеть рыбных магазинов под звонким названием «Океан». О Рытове ходили легенды. Говорили, что он полжизни провел в плаваниях по морям да океанам, а на груди у него красуется огромная татуировка в виде якоря. На самом деле это было не так. Товарищ Рытов отличался умением делать все быстро и что, как говорится, «не подкопаешься». Первый «Океан» открылся в Сочи, затем еще пять – в Москве. А за первые пять лет по всей стране было открыто более полторы сотни магазинов. Подобных магазинов в СССР еще не было. Оборудование для торговых точек закупали в Испании. Продукция содержалась в высоких стеклянных витринах и холодильных камерах. Создавалось впечатление, что все здесь самое свежее, качественное. При некоторых магазинах были также рестораны, кафе и кулинарии.

Рука руку моет, или кто кому взятки давал

«Выбирайте на вкус. Опытные кулинары приготовят для вас все, что вы любите. Вовсе не обязательно возиться с чисткой рыбы на кухне. В магазине вы найдете всевозможные рыбные блюда. Остается лишь разогреть»

— так гласила реклама самого популярного рыбного магазина в Москве, которым заведовал человек с говорящей фамилией Фишман. Он придумал лепить из неучтенного товара и вышедшей из срока годности рыбы различные полуфабрикаты. Рыбные котлеты, заливное, рагу – все это было так аппетитно разложено по полочкам, что от покупателей не было отбоя. Продукцию выдавали за пищу самого высокого качества. Народ же и не подозревал, что платил деньги за то, что давно уже пора выкинуть – за головы, плавники и хвосты.

Рыба в магазинах «Океан» стоила копейки. Например, треска -40 копеек, мелочь третьей группы – 23 копейки. А еще были минтай, килька и селедка – их также продавали по дешевке. Других, более изысканных даров моря в обычных магазинах было не найти. Деликатесами питались лишь высшие чины. Поставляла осетринку, белугу и икру чиновникам спецбаза № 208, которая специализировалась на реализации отборной рыбы. Стоила элитная рыбная продукция (в том числе и икра) на базе сущие копейки и для простого люда не предназначалась. Однако предприимчивый Фишман за неплохие откаты выкупал деликатесы, а затем втридорога продавал всем тем, у кого был толстый кошелек.

Фишман торговал не только неучтенной продукцией и дефицитным товаром, но и «ледовой глазурью». Продавать в свою пользу лучше замороженный товар. Привезенную рыбу заливали водой и морозили. Естественно, лед – это лишний вес, а значит лишние деньги. Чем больше льда, тем лучше – считали все, кто хоть как-то был замешан в рыбном деле.

Каждый магазином «Океан» заведовал свой «Фишман». Директора наваривались на рыбе как могли: продавали отходный материал, торговали «глазурью», перепродавали деликатесы за границу и «высоко уважаемым людям».

Конечно Фишман и другие директора «Океанов» не могли проворачивать такие аферы без надежной крыши, которую они обрели в кабинетах чиновников из рыбного министерства. На вершине коррупционной пирамиды находился замминистра Рытов. Он знал обо всех махинациях, творившихся в магазинах по всей стране. И именно он прикрывал «деятельность» его подчиненных перед генсеком. Минимизировать риски Рытову все же удалось. Так, например, «Боцман» добился для «Океанов» права на списание 10% мелкой расфасованной мороженой рыбы. То есть 10% товара могло попросту исчезнуть в неизвестном направлении и за это никому ничего не будет. На самом же деле некондицию не утилизировали, а продавали честному народу, выдавая за наивкуснейшие отборные полуфабрикаты. На низшей ступени коррупционной лестницы стояли продавцы. Только представьте, на сколько они могли в день наторговать продукцией, которую на бумаги оформили как «излишек». А если еще учесть обвес и недовес ( конечно же, весы были настроены неправильно), то сумма набегала приличная. В конце дня продавец оставлял часть денег себе, остальное отдавал заведующему, тот — директору магазина. Последний в свою очередь передавал часть отката через посредников Рытову.

Самое интересное, что коррупция начиналась далеко за пределами магазинов «Океан» — еще в море. В 70-е годы объемы добываемой морской продукции были баснословные. Ежегодно организации, входившие в состав рыбного министерства, давали СССР 8 миллионов тонн различной рыбной продукции. Определить вес пойманной рыбы до граммов в условиях моря нереально. Поэтому еще до того, как рыба попадала на фасовочную базу, на ней уже наживались все, кто только мог. Раз в полгода приезжал московский проверяющий. Он привозил огромные откаты за реализацию неучтенной продукции. Ну и естественно закрывал глаза на липовые отчеты и поддельные сметы.

Рытов обогатился на рыбных махинациях за пару лет. Денег у него было столько, что он наивно считал, что может купить все. Жена его ходила в норковой шубе, носила дорогие ювелирные украшения, одевалась только в самые роскошные наряды. Раз в 2-3 месяца к нему съезжались руководители магазинов со всех концов страны и отдавали ему конверты с 200, 300 и 500 рублями. Взятки по нашим временам мелкие, но тогда это казалось серьезным преступлением.

Икра вместо кильки

В те времена в СССР осетрина была дефицитной рыбой. Ее разводили в специальных рыбных хозяйствах, но спрос все же превышал предложение. В магазинах при разделке тушки осетра создавался излишек, на которых наваривались ушлые продавцы и их начальство. Но эпицентр мошеннических действий с рыбой развернулся далеко от Москвы – в Казахстане. Именно там в огромных количествах добывали осетра. И в таких же количествах воровали. Браконьеров развелось столько, что милиция не успевала находить на берегу реки останки распотрошенной рыбы. Весной во время половодья со всех концов страны в казахский город Гурьев съезжались охотники за наживой. Икру вывозили за пределы страны, имея при этом огромный навар. Этой схемой решили воспользоваться Фишман и его ближайший соратник Фельдман. Они придумали спрятать икру в банках из под кильки и продавать ее в дорогих ресторанах, а повара в своих сметах указывали бы дешевую кильку. Огромными партиями икра в поддельных упаковках вывозилась за границу. И если килька в СССР стоила 34 копейки, то маленькая банка икры уходила за 20-25 рублей. Нетрудно сосчитать, какая сумма навара выходила по итогу.

«Рыбак» попался на крючок

Фишман и его партнер Фельдман понимали, что рано или поздно рыбную лавочку прикроет КГБ. А потому пора сматывать удочки и ехать «на рыбалку» за бугор. Товарищи стали потихоньку готовиться к отъезду. Накопленные взяточническим путем деньги они хотели переправить в Чехословакию и Германию. Фишман и Фельдман никак не могли договориться, в какую страну эмигрировать, поэтому запасали разновалютный капитал. Бесконтрольными денежными операциями заинтересовались работники КГБ. Стоит сказать, что в то время любые операции с иностранной валютой были под строгим запретом. Так Фишман и Фельдман сами себя сдали. Предпринимателей арестовали. Заставлять дать признательные показания не пришлось. Коррупционеры сразу же выложили все на чистую воду. Рассказали, откуда взяли столько денег и кому еще давали «на лапу». Не забыли упомянуть фамилии высших чиновников, которым все последние годы носили взятки. Клубок, некогда стянутый в тугой узел, сам собой развязался. Фамилия Рытова всплыла на первом допросе. При обыске у замминистра нашли более 300 тысяч рублей – деньги для тех времен баснословные. «Боцман» хоть и признался следователям во взяточничестве, все же надеялся избежать сурового наказания. Прикрывал себя он как умел – с помощью взяток. Денежные конверты совали следователям, операм и другим лицам, причастным к расследованию дела о рыбной мафии. Рытов так и не сумел «отмыться». Он был подведен под статью «Расстрел». Приговор был исполнен в кратчайшие сроки. Многие недоумевали, почему «Боцмана» так быстро убрали. Высказывались догадки, мол, это было сделано специально, чтобы он не успел сдать более влиятельных лиц.

Фишман и Фельдман поначалу были уверены, что если бы их не сцапали с иностранной наличкой в руках, их аферы так и остались бы нераскрытыми. Однако все навалилось разом. Оказалось, что некий московский пенсионер купил в «Океане» баночку кильки, в которой была черная икра. Мужчина тут же оповестил об этом руководство магазина. Как выяснилось впоследствии, килька с икрой внутри оказалась на прилавках магазина совершенно случайно. Партия должна была прийти в определенный ресторан, но по невыясненным причинам прибыла в «Океан».

За контрабанду икры за границу и другие махинации Фельдман и Фишман были приговорены к 12 годам тюрьмы каждый.

Пока генеральная прокуратура зачитывала приговоры главным членам рыбной мафии, в своем доме нервно пил валерьянку Александр Ишков. Он понимал, что все ниточки ведут к нему. И скорее всего, его так же как и Рытова ждет неминуемая смерть. Однако авторитет и былые заслуги перед отечеством сделали свое дело. Генсек пощадил его, выразив сомнения в причастности Ишкова к махинациям в рыбном министерстве. «Рыбного» министра отправили на пенсию и более о нем не вспоминали.

Если смотреть на дело о рыбных магазинах «Океан» со стороны сегодняшней действительности, то вроде как товарищи чиновники во времена Советского Союза скромно так развлекались. Но тогда, в 70- е махинации в рыбном министерстве забавными никому не показались. Шалостями с икрой занимался комитет государственной безопасности. Икра стала для СССР продуктом стратегической важности, ведь от ее экспорта государство получало баснословные дивиденды. Никакая другая страна в мире не могла похвастаться таким оборотом черной икры как Россия. Да и не было других стран – икра была чисто советским продуктом.

Вам может быть интересно:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: