яков кошельков

Яков Кошельков — хозяин бандитской Москвы, ограбивший Ленина

Легендарный налетчик, обворовавший самого Владимира Ильича Ленина – и за это поплатившийся жизнью. Кто он, Яков Кошельков, как он сам себя называл, «хозяин города ночью»?

Ранние годы

Яков родился в 1890 году в семье ссыльно-каторжного, осужденного за разбой на бессрочную ссылку в Сибирь. Настоящая фамилия его была Кузнецов, это потом уже дружки прозовут его «Кошельком» и «Кошельковым» – соответственно профессии – уж больно ловко он заставлял людей расставаться с нажитым непосильным трудом.

Кстати, начинал Яшка как раз карманником, причем орудовал на Хитровке – площади в Москве, на которой находилась знаменитая ночлежка для всякого сброда. Уже в 1913 году он был поставлен на учет как вор-домушник – видимо, перешел на занятия посерьезнее. Но и этого амбициозному воришке было мало. Его заветной мечтой было сколотить банду и проворачивать крупные дела.

Создание банды

К 1917 году за плечами Якова было уже 10 арестов – но все это были приводы за преступления, совершенные в одиночестве. Революционная разруха позволила молодому человеку, наконец, осуществить свою мечту. К тому времени парень стал уважаемым среди воров человеком, они признавали его талант и называли парня «Королем».

В итоге Яков объединился с еще двумя авторитетами – Сергеем Емельяновым (по кличке Барин) и Григорием Мартазиным. Вместе они создали банду, состоявшую в основном из бывших каторжников. Поначалу их было восемнадцать человек, но постепенно количество росло.

Поначалу Яньке, как его называли товарищи, сопутствовала удача: деньги сами плыли в руки, никто не попадался. Бандиты расслабились, полагая, что у чекистов в окружающей разрухе достаточно забот и без них. Однако это было совсем не так.

Неуловимый

Неосторожность Кошелькова привела к тому, что в 1918 году его арестовали. Произошло это во время поездки воровского «короля» в Вязьму – на свадьбу к одному из дружков. В самый разгар торжества в дом ворвались чекисты. Якова арестовали и, как особо важного преступника (слава о его делах уже гремела по всей Москве) повезли в столицу на допрос.

Вслед за Янькой в соседнем вагоне отправились его дружки, решившие во что бы то ни стало вызволить главаря. Наконец, созрела поистине гениальная идея. На вокзале бандиты приобрели несколько буханок черного хлеба, и спрятали в одну револьвер. После этого один из них переоделся в торговца хлебом, на следующей остановке подошел к вагону с арестантом и обратился к конвою: «Разрешите продать хлеба заключенному?» Ничего не подозревавшие милиционеры дали согласие, и товарищ протянул Яшке спасительную буханку.

В итоге Кошельков доехал до Москвы и, когда его с вокзала под конвоем вели по улице Мясницкой к зданию ВЧК, вдруг резко разломил хлеб и вытащил пистолет. Двое сопровождавших были убиты на месте, третий получил серьезные ранения. Преступнику удалось скрыться, за что он получил еще одно прозвище – «Неуловимый».

Кстати, до этого момента Яков обычно не убивал – как всякий добропорядочный вор, он не любил «мокрухи». Но после вышеописанных событий как с цепи сорвался – и уже не щадил никого.

Почерк банды

В 1918 году группировка Кошелька совершала свои дерзкие налеты прямо днем, никого не боясь. Ненужных свидетелей легко убирали, не останавливаясь ни перед чем. Особенно любил Янька грабить госучреждения – типографии, почтовые отделения, банки, кооперативы, а убивать –

милиционеров. Всего за время действия банды было убито двадцать два стража порядка, а также несколько чекистов и сотрудников уголовного розыска. Причем документы у жертв отнимались для того, чтобы впоследствии их использовать.

Несомненно, Яков действительно выделялся на фоне остальных налетчиков своим недюжинным умом и сообразительностью. Недаром его называли королем. С помощью поддельных документов он сумел организовать обыск на Аффинажном заводе – днем, при большом скоплении народа (начальства и рабочих)! В результате было «изъято» около трех фунтов золота, три с половиной фунта платины и 25 тысяч рублей.

Район дислокации банды был традиционным – Сокольники. Эта территория считалась воровской даже спустя много лет после 1910-1920-х годов. Еще в 1940-х и 1950-х здесь были так называемые «малины».

Ограбление В.И. Ленина

Однажды для совершения очередного налета бандитам срочно понадобилась машина. Они собирались ограбить богатый особняк на Новинском бульваре и кооператив на Плющихе. С целью отобрать у кого-нибудь машину, сообщники вышли на улицу. Естественно, автомобили тогда не встречались на каждом шагу. Выбирать не приходилось, и преступники решили – брать первую попавшуюся.

По иронии судьбы именно в это время на детский праздник собрался сам Владимир Ильич. Поскольку все эти события происходили 6 января, в Рождественский Сочельник – то можно предположить, что вождь мирового пролетариата собрался читать детям лекцию о вреде религии. Необходимо было отучать подрастающее поколение от старых традиций. Но Ленин предпочитал это делать не сразу, а постепенно – именно этим и объясняется то, что он в принципе санкционировал праздник в этот день, да еще и сам решил принять в нем участие. Тогда еще традиционные торжества не были запрещены.

Автомобиль вождя проезжал по Сокольническому шоссе и, когда он въехал под железнодорожный мост, его остановило шестеро бандитов. Личный шофер Ленина Степан Гиль хотел дать газу, но вождь остановил его: «А вдруг это красноармейский патруль?» И хотя Гиль был уверен, что перед ним бандиты, пререкаться с хозяином он не решился.

Автомобиль Ленина и его личный водитель Степан Гиль
Автомобиль Ленина и его личный водитель Степан Гиль

Помимо самого Владимира Ильича, в машине находились еще его сестра Мария Ульянова и охранник Иван Чабанов. Дюжий и рослый Кошельков буквально за шиворот вытащил невысокого и худенького Ленина из машины. Тут же к голове вождя приставлено было два пистолета. Водителя тем временем также выволакивали из авто сообщники Якова. Гиль, хотя и имел при себе револьвер, боялся оказать преступникам сопротивление, так как понимал – при малейшей его попытке противостоять, первым делом убьют вождя.

Не понимая, что происходит, Ильич попытался объясниться и даже предъявил удостоверение со словами: «В чем дело? Я – Ленин». Однако, на его счастье, из-за шума мотора Кошельков не расслышал фамилии и ответил: «Ну и черт с тобой, что ты Левин. А я Кошельков – хозяин города ночью». В итоге документы у вождя Янька, по обычаю, отобрал, а вместе с ними прихватил и браунинг.

Бандиты сели в машину и укатили, оставив растерянных представителей власти на дороге. Наконец, Ленин заметил, что как-то стыдно было не оказать сопротивления, имея при себе оружие. Впоследствии из этого происшествия Владимир Ильич выведет целую идею – лучше подчиниться требованиям бандитов и остаться в живых, а потом обратиться в милицию и наказать преступников по всей строгости закона. Данная идея станет обоснованием Брестского мира.

А тем временем воры катили в машине, и внезапно Кошельку стало любопытно, чьи же документы находятся у него в кармане. «Что там за Левин такой особенный?» – буркнул он и достал бумажку. Прочитав написанное там, он обомлел. «Поворачивай назад!» – крикнул главарь шоферу. – «Возьмем их в заложники и потребуем освободить всех наших из Бутырки!» Но когда бандиты приехали на то самое место, Ленина там, понятно, уже не было. Тогда сообщники оставили машину и скрылись.

Документ Ленина
Документ Ленина

Розыск

Первым делом ограбленный и оставленный на дороге Ильич отправился в Сокольнический райсовет. Оттуда Гиль позвонил заместителю председателя ВЧК Петерсу, и наглецов, посмевших напасть на самого вождя, немедленно начали искать. Похищенный автомобиль вскоре был найден, но самих преступников, понятно, и след простыл.

Уже в феврале один из членов банды был арестован. Он смог бежать, однако перед этим успел дать показания, благодаря которым вышли на след пяти человек, также сообщников Кошелькова. Они тут же были схвачены и 10 февраля расстреляны.

Яков почуял, что за ним следят, и заметался как загнанный зверь. В марте он совершил убийство нескольких сотрудников ВЧК, наблюдавших за его квартирой. После этого бандит переселился к родственникам своего дружка Клинкина в поселок Новогиреево. Клинкина вскоре арестовали, но он не выдал местонахождение товарища.

В отместку чекистам, устроившим на него настоящую облаву, Кошелек, понявший, что терять ему нечего, решил совершить небывалое по дерзости нападение на демонстрантов 1 мая. Многие участники празднества – простые рабочие – были ограблены, при этом было убито три милиционера. Уже через девять дней после этого бандитов обнаружили в кофейне у Пречистенских ворот. Прибывшие чекисты предложили им сдаться, в ответ Яков бросил бомбу, которая, к счастью, не взорвалась. Однако в суматохе и перестрелке Кошелькову удалось скрыться, арестован был только его сообщник.

19 мая в ходе операции МЧК нагрянуло в Конюшенный переулок, на квартиру Яньки. Несколько его сообщников было убито, но самому главарю опять удалось сбежать. Он легко уходил от преследования еще и потому, что имел среди чекистов информатора, постоянно предупреждавшего его о готовящейся облаве. Но вскоре осведомитель был вычислен и арестован, и вот тогда уже Кошельку пришлось туго.

Любовь всей жизни

Мы немного отвлечемся от преследований и погонь и расскажем о возлюбленной нашего героя. Да-да, у него была невеста по имени Ольга Федорова – работница РОСТА (Российского телеграфного агентства). Кошельков встретился с девушкой в мае 1918 года и сразу влюбился, причем познакомил их брат Ольги Сергей, который знал его под именем комиссара Караваева. У Якова даже были с собой соответствующие документы, их он тут же предъявил понравившейся ему девице – чтобы она не сомневалась в его порядочности.

Липовый «комиссар» тут же начал ухаживать за Ольгой, причем, как девушка отмечала позднее, на допросе, он был человеком крайне обходительным и эрудированным – знал аж четыре языка: французский, татарский, латынь и немного немецкий. Также Федорова отмечала его глубокую начитанность.

Вскоре молодой человек остался у возлюбленной на ночь и в пылу страсти признался ей, кто он на самом деле такой. Видимо, умный парень действительно понравился Ольге, потому что ее эта информация не отпугнула. Влюбленные продолжили встречаться и планировали узаконить свои отношения. Когда произошло роковое событие – нападение на Ленина – Федорова узнала об этом одной из первых – Кошельков ничего не скрывал от любимой.

Как раз в то самое время, когда проводилось активное преследование Яньки, была арестована и его невеста – правда, совсем по другому делу – сотрудники РОСТА обвинялись в подделке документов и торговле кокаином. На вопрос, знает ли она о причине ареста, девушка тут же сообщила – вероятнее всего, это все из-за Кошелькова.

В итоге Ольга Федорова согласилась сотрудничать со следствием: от ее имени было назначено свидание главарю банды в их условном месте – Екатерининском сквере. Так надеялись заманить его в ловушку. Но Яков, благодаря информатору, уже был осведомлен об аресте Ольги и на встречу не явился. Узнав, что его любимая находится в лапах чекистов, Кошельков записал в своем дневнике (да-да – еще одна неожиданность – матерый преступник вел дневник!): «Ведь ты мое сердце, ты моя радость, ты все-все, ради чего стоит жить. Неужели все кончено?»

тело Якова
тело Якова

Поимка и смерть

Проницательный и умный бандит с чуткой душой не ошибся: для него действительно все было кончено… В конце июля Яков вместе с оставшимися в живых членами банды попал в засаду на улице Божедомка (ныне – улица Дурова). Сотрудники МЧК, не сомневаясь, открыли огонь. Несколько сообщников Кошелька погибли сразу, сам он был смертельно ранен, но до последней секунды своей жизни пытался отстреливаться. При нем был найден ленинский браунинг, удостоверения на имена сотрудников МЧК, увесистая пачка денег, пробитая пулей. Будь она хоть немного толще – Яков мог бы выжить и опять уйти от преследования. Но удача в этот раз изменила своему любимцу…

Вам может быть интересно:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: