ОПГ Венесуэлы “Колективос” — самая опасная банда в мире

Венесуэла, некогда процветающая и перспективная страна, сейчас представляет собой место повышенной опасности, где реальная власть пользуется услугами местных бандформирований, имеющих общее название — “колективос”. Именно “колективос” сейчас позволено диктовать свои правила на улицах Каракаса взамен за “небольшую” услугу правительству Мадуро — подавление любой оппозиции.

Сегодня в Каракасе, как и в других городах Венесуэлы, царит голод и безработица, нехватка лекарств и квалифицированных медицинских специалистов, а уровень убийств зашкаливает как никогда: 85 убитых на 100 тыс. человек. И все это происходит, заметим, в стране, обладающей огромным сырьевым потенциалом.
“Колективос” не возникли стихийно и когда-то представляли собой группировки, ставящие своей целью, напротив, защищать простой народ от вседозволенности власти.
В 1989 году в Каракасе прошли протесты против реформ правительства Карлоса Андреса Переса. Восстание было жестоко подавлено, что спровоцировало общество к созданию групп гражданского сопротивления, из которых впоследствие и были сформированы “колективос”.

Долгое время эти формирования не привлекали к себе особого внимания правительства вплоть до прихода к власти Уго Чавеса. Подполковник решил “приручить” потенциально боевую силу, обозначив их, как боливарианские кружки, которые, в свою очередь, вышли из неких коммунальных организаций, куда входили жители кварталов, отличавшиеся активной жизненной позицией. В 1999 году Чавес официально закрепил за ними право участвовать в политической жизни страны, и назвал их деятельность “механизмом прямой демократии”.

Каждый такой кружок состоял из 15 человек. На собраниях обсуждались актуальные проблемы того или иного района. В скором времени количество желающих поучаствовать в решении общественных и политических задач дошло до 300 тысяч человек. И люди, действительно, добивались от правительства требуемые блага для своего района.
Однако все резко изменилось в 2002 году, когда Уго Чавеса попыталась сместить оппозиция, нашедшая поддержку среди военных. Именно тогда подполковник решил создать такую независимую боевую структуру, силами которой мог бы заручиться в случае нового мятежа. “Колективос” также получили свое — нищие районы Каракаса, барриос, перешли под полный их контроль. Кроме того, они заручились финансовой поддержкой президента, получая средства через все те же коммунальные организации.

На сегодняшний день в Венесуэле насчитывается несколько десятков “колективос”, все они обладают разной степенью влияния и силы. Есть среди них группировки идейно подготовленные, отлично обученные ведению боя в условиях улиц, изрядно оснащенные вооружением и располагающие связями в правительстве.
Так, например, члены группировки “Три корня” имеют тесные связи с органами госбезопасности. Они хорошо вооружены, многие из них служат в полиции, в Боливарианской национальной разведке или в спецназе. Поэтому этой банде, в основном, сходит с рук многие убийства и похищения.
Наиболее опасным считается “колективос” «Революционное освободительное движение Карапайка». Члены этого “движения”, известного с 2002 года, обязательно носят военную форму, лица их, как правило, скрыты. Имеют хороший запас оружия.

“Тупамарос” — самая политизированная из венесуэльских “колективос”-долгожителей. Опирается на марксистское учение, имеет даже свой лозунг “Коммуна или ничто”. Возникла еще в 1989 году после восстания против реформ Переса. В 1998 году активно поддержал Уго Чавеса, до сих пор одна из наиболее сильных структур по подавлению протестов.
Известно, что группировки “Карапайка” и “Тупамарос” готовились колумбийскими повстанцами, а также кубинскими советниками на территории Кубы.
На базе “колективос” “Фронт 5 марта” была организована Венесуэльская служба телохранителей, которая занимается охраной местных чиновников. Иногда используется в качестве наемников. Основан “Фронт” был бывшим полицейским Хосе Мигелем Одреманом, которого ликвидировали в ходе спецоперации в 2014 году, но это мало повлияло на жизнеспособность его “колективос”.

Источник: Канал «Зе Люди»

Еще одним “колективос”, созданным в далеком 1985 году Валентином Сантаной и Карлосом Рамиресом, является “Ла Пьедрита”. Сначала в группу входил только Сантана и члены его семьи. Создана она была с целью борьбы с насилием, процветавшем на тот момент в их районе. За плечами Сантаны имелся боевой опыт, который помог ему сформировать жесткую иерархию внутри сообщества. Участники группировки мотивированы идеей защиты революции любой ценой.

Сегодня “Ла Пьедрита”, пожалуй, самый раскрученный из “колективос”. Они располагают своей радиостанцией, небольшой овощной фермой, разводят цыплят. Свою продукцию за небольшую цену они продают населению, сейчас как никогда нуждающемуся в продовольствии. Тем не менее, владельцы всего вышеперечисленного не обычные фермеры, а жестокие убийцы, чьи руки по локоть в крови. Самое резонансное их убийство — ликвидация министра юстиции. Сам Сантана имеет постановление на арест, однако при всем этом он свободно перемещается по городу, в соцсетях часто публикуются интервью с ним, а также его фото в компании с высокопоставленными чиновниками.

Ест кашу между перестрелками Источник: Канал «Зе Люди»

После первых выступлений против режима Мадуро в 2014 году, “колективос” уже стали действовать как репрессивный аппарат против своих же сограждан. Любая оппозиция теперь душится на корню. В любом протесте, на любом митинге с подачи “колективос” стихийно начинается сумятица, нередки случаи убийств. Со стороны картина выглядит, будто оппозиция — источник насилия и беспредела. Столь сильная позиция “колективос” основательно внушает неуверенность и военным силам, которым нечего противопоставить против их беззаконным методам.

В 2015 году Мадуро принял решение бороться с преступностью в стране, в частности, с колумбийской “парамилитарес”. Для этого была создана Операция народного освобождения (ОНО). В течение четырех лет в ходе проведенных операций погибло порядка 560 человек, по сути без суда и следствия. Никак иначе, как расчисткой территории от мелких бандитов для “колективос”, действующих в интересах чиновников и своих собственных, это назвать нельзя.

Если Уго Чавес своим авторитетом, так или иначе, объединял разнородные “колективос”, то Мадуро не воспринимается ими всерьез. Постепенно из относительно общего движения выбиваются банды, которые все чаще находят повод для выяснения отношений между собой, что неминуемо отражается на безопасности обычного населения. Венесуэльский опыт создания параллельной государству структуры не уникален, но наглядно демонстрирует все его побочные стороны.

Вам может быть интересно:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: