У одних пирожные и крабы, а у других деревья! Шокирующие факты о Блокаде Ленинграда

Блокада Ленинграда – одно из самых страшных событий Великой Отечественной Войны. Два с половиной года город был практически отрезан от внешнего мира, что, конечно же, в первую очередь сказалось на снабжении продуктами…

Мы расскажем про нелегкий блокадный быт – кто в это тяжелое время жил не тужил, а кто продавал последнее за кусок хлеба? Кто был виновен в этой трагедии и какие ошибки допустило советское командование? Можно ли было этого избежать?

Кто виноват?

На извечный вопрос в применении к ленинградской трагедии нельзя ответить однозначно. Блокада фигурировала как одной из страшнейших преступлений немецко-фашистских захватчиков на Нюрнбергском процессе.

Но были допущены ошибки и со стороны советского командования. Одна из них, ставшая роковой – это отсутствие полноценного продовольственного неприкосновенного запаса, который концентрировался бы не в одном месте (Бадаевские склады, разбомбленные немцами), а и в других местах. Многие современники тех событий высказывались, что Советский Союз встретил войну совершенно неподготовленным, чем объяснялись и поражения первых месяцев войны, и большие потери войск. Сказалось это и на положении ленинградцев…

Любопытно, что через некоторое время после окончания войны Иосиф Сталин решил: тогдашние руководители Ленинграда виноваты и должны понести соответствующее наказание. В 1949-1950-х годах велось «Ленинградское дело», по результатам которого было казнено несколько десятков человек и более 200 получили различные тюремные сроки. Вот только вряд ли это были истинные виновники тех страшных событий… Да и основной причиной расправы были вовсе не ошибки руководства, приведшие к блокаде, а подозрительность вождя. Он был уверен, что вся верхушка Ленинграда настроена сепаратистски, и там зреет заговор…

Если бы город сдали?

Вопрос, который в последнее время задается все чаще и чаще – можно ли было бы избежать такого количества жертв, просто сдав город?

В годы блокады у истощенных жителей нередко возникали так называемые «пораженческие настроения». Об этом свидетельствуют сводки НКВД, вещающие о подслушанных на улицах города разговорах. Но в реальности, даже не испытывая никакой симпатии к советскому строю, придется согласиться с тем, что город сдавать было нельзя.

Сравнивать сдачу Парижа и Ленинграда абсолютно невозможно! Война на Западном фронте велась совершенно по-другому, и отношение к славянам у немцев было намного более отрицательным, нежели чем к европейцам. Несомненно, первыми были бы расстреляны тысячи евреев… Разумеется, жителям сданного города захватчики не стали бы помогать, да и помощь от «своих» бы прекратилась.

Пирожные: были или нет?

До сих пор этот вопрос является одним из самых дискуссионных. Писатель Даниил Гранин, собиравший материал для книги о блокаде, опрашивал многих участников тех событий. И часто встречались следующие утверждения: пока люди умирали с голоду, партийные верхи жировали и позволяли себе многое. Существовали спецпайки для высшего партийного начальства, в рацион которых входили даже пирожные, крабы, ветчина и прочие деликатесы. Так, например, ленинградский инженер-гидролог, попавший на прием к Андрею Жданову, был шокирован, увидев в вазе на столе даже не хлеб или колбасу, а… пирожные! Книга о блокадном быте с шокирующими фактами готовилась к выпуску еще в советское время, но тогда ее, разумеется, запретили – и думается, что неспроста.

Выпечка ромовых баб в Ленинграде в 1941 году
Выпечка ромовых баб в Ленинграде в 1941 году

Лояльные же к режиму историки до сих пор оспаривают этот факт – однако не отрицают, что особый режим снабжения по отношению к партийной верхушке был – и это считалось нормальным. Любопытно, что в 2014 году, выступая в передаче на «Эхе Москвы», одиозный министр культуры Владимир Мединский сгоряча заявил: все, что написано в книге Гранина про особое снабжение партийцев – вранье. И это также наводит на определенные размышления – ничего не меняется… Власти всегда выгораживают «своих».

Чем питались блокадники?

Многие знают о минимальной норме хлеба в блокадном Ленинграде – 125 грамм в день. Но не всем известно, что тот хлеб несколько отличался от нынешнего. Ржаной муки в нем было всего 50%, остальное – целлюлоза и отруби, соевая мука и даже обойная пыль.

По талонам в месяц каждому жителю полагалось 10 грамм сахара и 200 грамм крупы (в реальности это был чаще всего жмых). На Новый Год могли выдать дополнительные 150 грамм хлеба, а детям – маленькую шоколадку.

Также город пытались снабжать картофелем – продовольствие отправляли по Ладожскому озеру, но чаще всего баржи топились фашистами. Выловленную картошку распределяли между сотрудниками различных учреждений из расчета 100 грамм на человека.

Доставка продовольствия на барже, 1942 год
Доставка продовольствия на барже, 1942 год

В порту вылавливали рыбу – но этот улов шел в основном на снабжение партийцев и «ответственных работников», свежая рыба рядовым ленинградцам не полагалась. Изредка в пайке могли выдать рыбий жир – и зачастую его оставляли детям.

В блокадные годы люди в прямом смысле слова… ели деревья! К относительно «съестным» породам относились ель, сосна, лиственница, береза, липа и осина. Съедобной частью считалась заболонь – промежуток между корой, лубом с одной стороны и ядровой сердцевиной – с другой.

Из заболони варили каши, ее высушивали, жарили, выпаривали, ее перемалывали и пекли хлеб. А отвары из иголок хвойных деревьев помогали хоть ненамного восполнить дефицит витамина С.

А еще популярным блюдом был мучной клей, на который были наклеены обои в квартирах. Обои отдирались, клей соскребался со стен – и на нем варили супы. Также варили и строительный клей.

Еще один вариант добыть съестное из подручных предметов – это сварить желе из кожи. Голодающие блокадники сначала обжигали кожаные изделия (это могли быть ремни, куртки, пальто, сапоги) – дабы убрать неприятный запах и привкус дегтя – а потом долго вываривали кожу, получая в итоге студенистое желе.

Известно, что в самом начале блокады немцы разбомбили Бадаевские склады с продовольствием. Но люди умудрялись даже на развалинах собирать какие-то продукты или же делать «кофе из земли»: люди брали пласт земли с того места, где сгорел сахар, потом дома процеживали это и получали сладковатую воду.

Летом люди подпитывались не только выращенными овощами – они были большой редкостью, а в первую очередь сорной травой и ботвой. В 1942 году вышла даже книга рецептов из ботвы растений. Это был один из источников витамина С.

Как только наступали теплые дни – жители отправлялись на поиски хоть каких-нибудь растений. В ход шли подорожник, ромашка, лопух, водоросли. Большим счастьем было найти крапиву – все, даже самые маленькие побеги сорняка тут же обрывались «счастливчиками».

Предметы-символы блокады

Современный человек, бросив взгляд на такую вещь, сочтет ее бесполезным мусором. Но в те страшные годы эти предметы спасали жизни…
Символом блокады стал так называемый «светлячок» — маленький значок, покрытый фосфором, который заряжался от солнечного света и помогал людям не наткнуться друг на друга в кромешной темноте. Такие значки делались из различных отходов и отбросов производства.

Флуоресцентный значок
Флуоресцентный значок

Также важным предметом быта была самодельная коптилка. Ее делали из обычной консервной банки, в которую заливали керосин и помещали фитиль. Но керосин довольно быстро стал дефицитом, а потому в такую коптилку помещали любую жидкость, способную гореть. При помощи коптилок помещение можно было хоть немного подсветить, так как электроэнергия в блокадном Ленинграде подавалась строго по часам и на короткое время.

Самодельная коптилка
Самодельная коптилка

Рождение детей в блокадном Ленинграде

Это может показаться невероятным, но во даже во время блокады жизнь продолжалась – и женщины рожали детей… Для беременных и кормящих полагался особый паек, который, конечно же, тоже был скудным – и молоко зачастую просто пропадало или же его было совсем мало…

Роддом в блокадном Ленинграде
Роддом в блокадном Ленинграде

Отчаявшиеся матери, чтобы хоть как-то накормить своих малышей, резали соски, чтобы в организм новорожденных поступали питательные вещества из крови…

Питание молодых мам в основном было следующим: на завтрак – 10 грамм сливочного масла, 37 грамм сыра, пшенная каша и кофе с хлебом. На обед – гороховый суп и пшенная каша, на ужин – рисовая каша и компот из сухофруктов. Также на обед могли дать овсяный суп или кислые щи. Изредка давали кормящим матерям и рыбу. Беременным же полагались дополнительно: кефир (500 грамм), сгущенное молоко (40 грамм), сливочное масло (40 грамм), а также 40 грамм сахара и 600 грамм хлеба ежедневно.

Ленинградские ученые и детские врачи того времени постарались разработать специальный рацион для блокадных новорожденных. Применять в пищу рекомендовалось то, что ранее совершенно не рассматривалось как пища. Детские смеси изготавливались из сои, дрожжей, растительного масла, извлеченного из олифы и хвои.

Дети блокады
Дети блокады

Разумеется, голод не мог не повлиять на рождаемость. У многих женщин началась так называемая «аменорея военного времени» — от недоедания у них попросту отключались женские функции. Участились и случаи патологии беременности и родов.

Случаи людоедства

Жестокий голод превращает человека в зверя и провоцирует каннибализм. Это сложная тема, однако ее необходимо затронуть… Когда в блокадном Ленинграде были съедены все собаки, кошки, крысы и мыши – некоторые переключились на людей…

Наличие случаев каннибализма в блокаду не отрицается никем – такие моменты были официально зафиксированы и сомнений не вызывают. Единственное, историки спорят о массовости данного явления – скорее всего, это не было распространено, большинство жителей даже в этих сложнейших условиях сохранили человеческий облик.
Зачастую люди употребляли в пищу трупы. Некоторые специально выслеживали посетителей кладбища, хоронивших своих близких, а потом вырывали тела из земли и обрезали мягкие части. Об этом свидетельствовали многие блокадники, потерявшие своих родных.

Милицейская сводка
Милицейская сводка

Но случалось, что, сойдя с ума от голода, люди убивали и живых для употребления их мяса в пищу. Сохранились тексты милицейских сводок, где сухим языком отчетов изложены беспристрастные факты: о том, как бабушка убила свою внучку, и ее мясо поедалось всей семьей, о том, как взрослые заманивали под разными предлогами в свою квартиру детей, а потом убивали их. Такие случаи действительно были, но все же это не было широко распространено.

Милицейская сводка о случае каннибализма
Милицейская сводка о случае каннибализма

Многие пережившие блокаду рассказывали: людоедов они определяли по цветущему внешнему виду – если не истощен, а на щеках играет румянец – значит каннибал. Однако вряд ли можно было со стопроцентной точностью определить людоеда лишь по румянцу. Во многом роль сыграло воспаленное воображение истощенных блокадников.

Кому и в блокаду жить хорошо

Но люди, сумевшие не только хорошо устроиться в блокаду, но даже и обрасти жирком и приобрести здоровый румянец и относительное богатство, действительно существовали. Правда, они не были людоедами в прямом смысле этого слова.

В основном «при деньгах» и сытыми были работники пищепрома, продавцы в продуктовых магазинах, служащие в столовых и кафе. Не поголовно, конечно. Честные работники не воровали ни грамма положенных для блокадников продуктов – и зачастую сами погибали от голода. Но в ситуации страшного голода не у всех получалось быть честными…

Кому и в блокаду жить хорошо
Кому и в блокаду жить хорошо

Так называемые «талонщики» часто вырезали у и без того мизерной пайки хлеба несколько десятков грамм – а человек замечал это только придя домой… За счет недодачи в день можно было накопить приличное количество хлеба, который потом обменивался на спекулятивном рынке на вещи, ценности и др. Многие блокадники были уверены – даже если паек полагается хороший, из него непременно что-то возьмут себе работники общепита.

К сожалению, встречались случаи воровства и в детских учреждениях – больницах, детсадах. Малышам полагались определенные нормы молока (75 грамм) из которых буфетчицы могли недолить чуть ли не половину. Начальники больниц и госпиталей также не бедствовали – кроме того, что им полагался особый паек, они могли удерживать съестное и из пайков больных.

Как бы ни ненавидели спекулянтов блокадники, налаживание с ними отношений было практически единственным шансом выжить. Те из ленинградцев, у кого еще сохранились ценные вещи от «прошлой жизни» — золото, антиквариат, патефоны и пластинки, одежда – могли выменять их на хлеб, молоко, сахар. Получалось, что одни пухли с голоду, а другие в это время набивали свои жилища различным дефицитом и драгоценностями.

Так, например, за дамское кроличье манто давали пуд картофеля, за карманные часы – полтора килограмма хлеба, за валенки с калошами – четыре килограмма жмыха, за сапоги – три килограмма хлеба.

Существовали в блокадном Ленинграде даже целые банды – они подделывали продуктовые карточки и получали по ним продукты питания. Только лишь за год члены наиболее известной продуктовой банды «Зиг-заг» получили около семнадцати тонн различных продуктов! Летом 1942 года банда была поймана и обезврежена, 11 ее членов были приговорены к расстрелу.

Досуг

В советское время часто делали упор на то, что даже в блокаду люди продолжали ходить в театры, интересоваться музыкой… Но сейчас уже звучат заявления, что в театры в основном ходил контингент средней обеспеченности. Умиравшее от голода население просто было бы не в состоянии дойти до театра и высидеть спектакль. Да и деньги были нужны на покупку необходимых продуктов. Те же, кто все же доходили до театра, отмечали большое количество военных и работников общепита – официанток, продавщиц. А вот у самих актеров и актрис под гримом зрители видели признаки дистрофии и истощения…

Простым людям, изредка посещавшим театр, местная публика казалась в основном подозрительной – какие-то девчонки, пристроившиеся к обеспеченным партийцам, военным и НКВД-шникам, «золотая молодежь» и т.д. На фоне землистых лиц ленинградцев они выглядели слишком контрастно и отталкивающе.
Но культурный досуг в блокадном Ленинграде все же был. В основном люди старались читать книги, чтобы хотя бы на мгновение забыться и не ощущать голода… Читали все – от мала до велика.

Жертвы блокады

В осажденном городе погибли многие известные люди, составляющие сейчас гордость страны. Так, во время первой блокадной зимы, в 1941-м году, скончался от голода знаменитый художник Иван Билибин, иллюстратор детских сказок. Витражи по мотивам его рисунков сейчас украшают крышу открытого после реконструкции магазина Детский мир в Москве.

Один из витражей по рисунку И. Билибина к «Сказке о царе Салтане»
Один из витражей по рисунку И. Билибина к «Сказке о царе Салтане»

Также во время блокады в психиатрической больнице Ленинграда умер писатель и поэт Даниил Хармс – один из самых загадочных деятелей русской словесности.
Блокадный Ленинград стал губительным именно для художников, начавших свою карьеру еще до революции. Непризнанные новым строем, они не получали никакой поддержки. В 1941 году умер Николай Филонов, самый нестандартный мастер за всю историю русской живописи.

Картина Н. Филонова «Пир королей»
Картина Н. Филонова «Пир королей»

Вообще в блокаду погибло много так называемых «бывших» людей, чья слава и карьера пришлась на начало ХХ века, время дореволюционное. В 1942 году умер балетмейстер и старший брат легендарной Матильды Кшесинской Феликс Кшесинский, скончалась знаменитая в конце XIX – начале ХХ века оперная певица Александра Панаева.

Но были и знаменитости, которым удалось пережить блокаду. Мало кто знает, что в детском возрасте блокаду пережила актриса Алиса Фрейндлих. Сама актриса благодарит за это свою бабушку Шарлотту Фридриховну, сохранившей с довоенных времен запасы горчицы – ею заправляли вываренный столярный клей «для вкуса».

Блокаду в детском возрасте прошел и другой советский актер – Леонид Харитонов, известный по ролям в фильмах про солдата Ивана Бровкина. Вместе со своим братом Витей он даже попал в кадр блокадной хроники.

Из-за недостатка еды братьям приходилось есть даже мыло – от этого у Леонида впоследствии развилась язва, мучавшая его всю жизнь.

Блокаду пережил и российский поэт-песенник Илья Резник – на тот момент ему было всего три года, и он жил с бабушкой и дедушкой. После прорыва блокады семья эвакуировалась в Свердловск.

Также в разное время в блокадном Ленинграде находились – композитор Дмитрий Шостакович, поэт Иосиф Бродский, оперные певицы Елена Образцова и Галина Вишневская, художник Илья Глазунов. Поскольку большинство знаменитостей на момент блокады были детьми, родители сумели отправить их в эвакуацию по «Дороге жизни» в 1942 году.
За время блокады Ленинграда, по разным данным, погибло от 600 тысяч до полумиллиона жертв. На Нюрнбергском процессе фигурировала цифра 632 тысячи, но на настоящий момент она уже считается заниженной. При этом только 35 от общего числа погибших умерли от бомбежек и артобстрелов, остальные 97% — жертвы голода…

Вам может быть интересно:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: