«Русский Рэмбо» и ангел. Как Вячеслав Бочаров спасал детей в Беслане

Герой нашего времени. Кто он? Тот, кто защищает ценой своей жизни детей, женщин, мирных граждан. Кто не боится бросаться на шакалов, ведь есть такая работа – Родину защищать. Не перевелись герои, они живут среди нас, проявляют героизм и мужество, спасая от террористов ангелов. Имя одного из них – Бочаров Вячеслав Алексеевич – полковник в отставке. Офицер, на груди которого почетное место занимает «Золотая звезда». Для кого-то он просто военный, выполняющий свой долг. Для многих – герой, спасший их жизни.

Вячеслав Алексеевич Бочаров – уроженец Донской Тульской области. Рожден 17 октября 1955 года. Детские годы прошли в Украинском городке Синельниково. После окончания школы в 1973 году поступил в Рязанское военное училище. С детства мечтавший летать, Вячеслав стал десантником. В 1977 году проходил службу в Литовской ССР в должности командира учебного взвода школы прапорщиков.

Вячеслав был один из первых, кто поехал на афганскую войну. Там он воевал около трех лет в составе 130-й воздушно-десантной дивизии.

После Афганистана Бочаров проходил службу в 106-тульской воздушно-десантной дивизии. Параллельно учился в военной академии им. Фрунзе в Москве. С 1993 года находился в составе Управления Командующего ВДВ. В 1998 году военный попал в только что созданный Центр спецназначения ФСБ. Стал одним из членов группы «Вымпел». В 2000 году получил диплом специалиста Академии народного хозяйства. Без его участия не обошлись боевые действия в двух Чеченских войнах. В частности принимал активное участие в отражении вторжения чеченских боевиков в Ингушетию.

Операция – Беслан: город ангелов

Ранним утром 1 сентября 2004 года, когда наряженные школьники вместе с волнующимися родителями бежали в школы, командир группы «Б» ФСБ России Вячеслав Бочаров торопился на совсем другое мероприятие – съемки в Останкино. В голубом небе летали птицы, в воздухе кружили первые пожелтевшие листья. Время бежало, солнце слепило, и ничего не предвещало беды.
Вячеслав еще не успел выйти из дома, как звякнул его рабочий пейджер: «Немедленно явиться в штаб Управления «В»».

Справка:

Управление «В» или группа «Вымпел» — отряд Центра специального назначения Федеральной службы безопасности РФ был создан в августе 1981 года как сильнейшее диверсионно-разведывательное подразделение КГБ СССР. Задача подразделения – проведение контртеррористических операций внутри страны и за ее пределами, борьба с проявлениями международного терроризма.

На тот момент Вячеслав служил командиром группы Управления «В». Отряды «Вымпел» немногочисленные. Военные, составляющие группы спецназа – словно черепашки ниндзя. Они искусно обучены, ориентированы на ликвидацию противника в самых жестких экстремальных ситуациях. Чтобы стать членом, и тем более командиром группы, нужно иметь многочисленные заслуги. У Бочарова их было в достатке – Орден Красной Звезды, Орден за военные заслуги и многочисленные медали за Афганистан и Чечню.
По прибытию в штаб «Вымпела» ему сообщили, что в Беслане захвачена школа. В заложниках – дети. Понятно, почему первому позвонили Бочарову – это его «тема» — террористы.

Для контртеррористического подразделения времени на сборы много не надо. 20 минут – дорога до штаба; 1,5 часа, чтобы доехать до самолета и всего три часа до школы в Беслане. .. Хотя эти 5 часов казались вечностью.

Для Вячеслава Бочарова это не первая масштабная операция. Позади Афган, Чечня – самые горячие точки. Бывалому солдату даже без описания ситуации задача ясна – нужно спасти людей, нужно обезвредить боевиков. А еще нужно сделать так, чтобы товарищи вернулись с этой командировки. Но несмотря на десятки боевых вылетов, проделанных до этого дня, даже бравый военный, повидавший такого, что не каждому даже представиться в страшном сне, находился в волнительном состоянии. Речь же шла о детях, ни в чем не повинных детях!

Вячеслав Бочаров:
«Идя на операцию, ты уже настраиваешься на бойню. Это вам никакая не прогулка, не тренировочная задача. С этой прогулки твои ребята могут не вернуться».

В 40- тысячном Беслане до 1 сентября 2004 года жизнь текла мирной струей. В маленьком провинциальном городке все друг друга знают, на школьную линейку идут всей семьей. Малышей брали с собой. Вот идут гордые родители, ведут сынишку в первый класс. А позади толпа из бабушек и дедушек, теть и двоюродных дядь – все провожают ребенка в школьную жизнь. 1 сентября 2004 года на площади перед школой собралась почти половина города.

Виктория Кцоева, на момент захвата школы ей было 14 лет:
«Я разговаривала с учительницей. Рассказывала как провела летние каникулы. И вдруг выстрелы в небо. Я поворачиваюсь, а все бегут…»

День выдался погожим, поэтому линейку решили провести во внутреннем школьном дворе. За порядком следили два полицейских. А больше и не надо – ведь Беслан как большая деревня – все друг другу братья. Неожиданно вход во двор перекрыли две машины, из которых выбежали десять боевиков в масках, камуфляже, с оружием наперевес. Под автоматные очереди они стали загонять людей в здание. Люди пытались бежать, но закрытая форма двора не давала им прорваться сквозь оцепление. Поначалу только взрослые понимали весь ужас происходящего. Детям же казалось, что это некая игра, что-то типа «Сам себе режиссер».

В заложниках у террористов 1128 человек. В основном дети. Все находились в спортзале школы. Взрослых мужчин боевики выводили из помещения и расстреливали. Мертвые тела безжалостно сбрасывали из окон в школьный двор. Под окнами скопилась груда мертвых мужчин. В тесном душном зале более тысячи человек. Дети жмутся к родителям, кто-то не может справиться с собой и начинает кричать, плакать – их тоже убивают.

Из воспоминаний Азамата Дзебисова, был в заложниках в школе в Беслане:
«Мама, а мы умрем?», — я задавал ей этот вопрос. А она мне говорила: «Нет, конечно». Но я понимал, что, скорее всего «Да».

Через три часа военный самолет, на борту которого находился спецотряд «Вымпел» под предводительством Бочарова, приземлился в Северной Осетии. Отряды спецназа разместили в штабе ПТУ, который находился рядом с захваченной школой. Командиру и его команде дали схемы школы, по которой они выяснили, как можно зайти в здание. Бойцы отряда Вымпел тщательно изучили всех входы-выходы, подсобные помещения, мастерские… В это время в спортзале спина к спине сидели заложники. Бандиты подстраховались на случай, если начнутся внезапный штурм. Если кто-то хоть на метр приблизится к школе, все взорвется. Каждый метр зала заминирован. В центре разложена взрывчатка на основе осколочных противопехотных мин. Смертельные брикеты лежат прямо у ног детей, которые сидят на матах. В баскетбольных кольцах по разным концам зала установлены мощнейшие бомбы, которые могут подорвать половину всего образовательного учреждения. Между кольцами поверх голов заложников натянуты тросы, на них также висит взрывчатка. Все провода от бомб подведены к двум замыкающим педалям. На них весь период захвата посменно дежурят террористы.

Захват школы длился 52 часа. Террористы сразу поставили условие: если спецназ начинает штурм, то они убьют всех. Вячеслав Бочаров вместе с офицерами отряда Альфа продолжает обследование близлежащих территорий, чтобы понять, как попасть в здание, если террористы спровоцируют штурм. По предоставленным схемам они находят «лазейку» — в спортзал можно попасть через черный вход в санчасти.
Все это время с захватчиками велись переговоры, но они не собирались отпускать заложников. Самое сложное было в том, что бандиты не проговаривали свои требования. Было неизвестно, что они задумали и как долго готовы удерживать людей.

Вячеслав Бочаров: «Мы были готовы к любому развитию событий, в том числе и к силовому. Единственное понимали, что мы не должны первыми предпринимать силовые меры. Ведь даже один выстрел с нашей стороны только приведет к неоправданным жертвам. Бандиты озвереют и начнут убивать без разбора».

Окна школы боевики частично забаррикадировали, поэтому снайперы не могли прицельным огнем снять даже одного захватчика – видимость с улицы нулевая. А террористы беспрестанно вели обстрел школьного двора. Все это время дети находились без воды. Многие к конце вторых суток начали терять сознание, у них начинался бред, галлюцинации.

3 сентября в 13.05 в спортзале с разницей в 30 секунд раздаются два взрыва – срабатывает одна из бомб.. Ударной волной выбило стекла. Заложники решили, что у них появился шанс убежать. Многие бросались в окна, прыгали в дыры в стенах. А ошалевшие террористы, пытались убить как можно больше. Стреляли бегущим прямо в спины, без разбора. Им было без разницы, кто попадает под прицел – ребенок, женщина или мужчина.

Причину взрыва не установили. Специально спланированная акция боевиков или нелепая случайность – до сих пор неизвестно. Но, по словам очевидцев, у одного из захватчиков, который сидел на педали, сдали нервы.

Взрыв подтолкнул спецназовцев к действиям. Воспользовавшись замешательством террористов и общей суматохе, Бочаров связался с руководством и спросил: «Действуем по ранее утвержденному плану?». Ответ прозвучал – «Да». Согласно плану военным нужно попасть в санчасть, до которой 20 метров открытого пространства. Огонь по нему ведется с обеих сторон снайперами. Но другого пути подхода нет, поэтому делать нечего – только бежать под градом пуль. Вместе с ним шли два офицера «Вымпела». Их позывные – «скрипка» и «боцман». Предводитель провел короткий инструктаж: «я первый, вы – за мной». Вячеслав рванул вперед. Пули свистят, но к счастью все мимо.

Под перекрестным огнем бойцам удалось пробраться в санчасть. Там Вячеслав под столом обнаружил раненую женщину. Сюда она попала во время суматохи после взрыва бомбы. Она молила, чтобы солдаты нашли ее сыновей, которых она потеряла. Бочаров спрятал ее в подсобке и уверенно сказал:

«Мы вернемся за тобой».

Женщину звали Альбиной. Она стала первой женщиной, которую спас Бочаров.

Обследование помещений показало, что из этой части помещения попасть к заложникам невозможно – выход замурован. Придумать, как попасть в зал, где находятся заложники, командир должен был за несколько секунд. Ведь он был в логове боевиков. Чем быстрее бойцы спецназа попадут в спортзал, тем быстрее закончится этот кошмар и тем больше людей вернутся домой. Думать о том, страшно тебе или нет, опасно это или нет, не приходилось. Чтобы попасть в спортзал, необходимо было преодолеть еще двадцать метров смерти. Бочаров решил не рисковать товарищами, и сказал, что дальше пойдет один. Командир дал команду, чтобы его просто прикрывали огнем, пока он будет прорываться в место, откуда можно попасть в спортзал.

Наконец он достиг цели. Встал в проеме дверей и… увидел страшное зрелище: мертвые тела, кто-то еще шевелился, и страшная стрельба. А возле ног офицера лежал мальчик…мертвый.

От взрыва бомб загорелась обшивка школьных стен. В это время зал простреливался со всех сторон, передвигаться можно было только ползком. Единственное безопасное место – раздевалка слева от входа. В ней не было окон, и пули были недосягаемы для небольшого помещения. Именно сюда Бочаров начал перетаскивать выживших. Всех, кто подавал признаки жизни, Вячеслав вытащил в раздевалку. Скольких он спас, Бочаров не знает и по сей день – он не считал. Да и не нужно ему это – мужчина хотел спасти как можно больше. Всего из более тысячи заложников выжило 795.

Вячеслав Бочаров:
«Кому я спас жизнь, я не знаю. Ведь я не знаю их имен, я не спрашивал. Да это и не важно, главное, что они живы».

Стены школьного зала охвачены огнем. Обшивка плавится, балки падают на пол. Еще чуть-чуть и рухнет крыша. Бочаров к этому времени вывел последних заложников. После этого он доложил о ситуации начальству и выдвинулся в школьные помещения выполнять задание, то есть искать и ликвидировать боевиков. Он должен был проникнуть через забаррикадированные мебелью окна и проверить, нет ли там заминированных мест и боевиков. И только потом дать команду остальным членам группы для выдвижения. В ходе разведки Бочаров успевает ликвидировать несколько террористов. Но каждый шаг давался ему с трудом.

Бой происходил вслепую – не видно самих боевиков, и можно только догадываться, где они прячутся. Бочаров уходил вглубь школы, а остальные спецназовцы не могли попасть внутрь из-за накрепко забаррикадированных окон. Террористы вели огонь со второго этажа. Вячеслав решил направиться туда по центральной лестнице, но она контролировалась пулеметчиком. Бочаров бросил гранату в сторону боевика. Именно в этот момент сзади Вячеслава догоняет пуля. Она проходит под левым ухом и выходит под левым глазом. Неожиданно его битва с боевиками закончилась.

Бочаров получил ранение, как говорят врачи, «совместимое с жизнью» – по счастливой случайности пуля прошла от жизненно важной артерии всего лишь в двух миллиметрах.

В тот же день в официальных сводках сообщили, что после штурма школы в Беслане потери отрядов «Альфа» и «Вымпел» — 11 человек. Включая Бочарова. Для такого отряда это огромные потери! Трое суток весь мир, в том числе родные, считали его погибшим. Впервые Бочаров пришел в себя в госпитале во Владикавказе. Глаза открыть он не мог, равно, как и сказать. И понимал в ту минуту, что находится в безопасности, чисто на интуитивном уровне. Тяжелая контузия, губы разорваны, дыра от пули в челюсти. Офицер жестами попросил бумагу и ручку, написал только три слова – «ЦСН ФСБ Бочаров» – и снова потерял сознание. Консилиум врачей решил перевести Вячеслава в военный госпиталь им. Бурденко. Там знаменитый врач поставил его на ноги.

Новость о том, что ему присвоено звание Героя России Бочаров узнал от начальника Центра специального назначения. Тогда он еще лежал в госпитале, и находился в критическом состоянии. Когда он более менее оправился, его переправили в институт челюстно-лицевой хирургии в отделение к Елене Вербо. Именно под ее неусыпным контролем был спланирован и проведен ряд операций, которые вернули Бочарову способность говорить, мимику.

Елена Викторовна Вербо:
«Его ситуация не укладывалась в принятые рамки, требовался индивидуальный подход. Перед операцией Вячеслав Алексеевич мне сказал: Елена Викторовна, я человек без особых претензий. Но вы мне зашейте губу так, чтобы я мог с женой целоваться».

Целый отряд врачей решал, как провести лечение. Бочарову было предложено два пути: восстанавливать лицо постепенно или провести одну сложнейшую операцию. Он выбрал второй. Операция длилась несколько часов подряд, но закончилась хорошо. Прогнозы врачи ставили благоприятные. В последующие шесть лет, параллельно выполняя боевые задачи в разных горячих точках, Вячеслав перенес еще 12 пластических операций.

Бочаров вышел в отставку в звании полковника через шесть лет после Бесланской трагедии. С этого момента его главная задача – помогать ветеранам боевых действий, хранить память героев нашей страны.

Афганистан

В дни захвата Беслана Вячеслав Бочаров рисковал своей жизнью ради защиты своих офицеров не впервые. Во время службы в Афганистане он спас от смерти роту солдат, на которых неожиданно осадили моджахеды.

В декабре 1981 года Бочаров прибывает в Афган по первой замене, то есть на смену убитым и раненым солдатам. Он – заместитель командира разведроты в составе легендарной 103-ей воздушно-десантной дивизии. Воевать в этой стране было нелегко. Любой бой, а уже тем более победа даются тяжелой ценой. Много раненых, много убитых. Сухой климат, горный рельеф, минимум растительности – все это играет против солдата. Днем передвигаться по пустыне было невозможно – жара в 50 градусов.

Сергей Пивоваров, полковник ВДВ:
«Днем никто не ходил, ни люди, ни звери. Мы также – днем отдыхали, а ночью воевали».

Основные бои шли ночью. В феврале 1982 года полк Бочарова выдвинулся в район города Тагаб. Это 50 километров от Кабула, на северо-востоке.

В это время десантники выполняли очистительную операцию — ловили все, что движется по пустыне – банды, небольшие группировки, контрабанды. Разведроте Бочарове была поставлена задача взять под контроль горный хребет на развилке ущелья. Там они могли прикрывать советских солдат, которые пытались вытеснить душманов. Ночью рота Вячеслава Алексеевича выдвинулась в сторону пункта назначения, но по пути попала в засаду. Целая банда моджахедов дожидалась десантников под горным козырьком. Командир был ранен первой же очередью пулемета в обе ноги. Группа залегла. Бочаров доложил начальству о происходящей ситуации, и, несмотря на ранение, продолжил командование. Всю ночь утра, под действием анальгетика, командир роты отдавал приказы бойцам. О своем ранении своим товарищам он не сказал, так как знал, что это может их дезориентировать. Солдаты должны слушать и исполнять приказы командира, а если его нет, то начнется хаос. Жертва Бочарова не была напрасной. Его умелое командование даже привело к тому, что ротные сумели-таки отбить душманов. Было ликвидировано 8 бандитов. Среди бойцов роты потерь не было – ни убитых, ни раненых. Кроме самого Бочарова. После боя Вячеслава на вертолете доставили в Кабул в госпиталь. Там ему сделали операцию на ноги, из одной достали пулю. За бой, в котором он едва не погиб, Бочаров получил Орден красной Звезды – награда за большие заслуги в защите СССР.

После лечения Вячеслав Алексеевич еще год прослужил в Афганистане. Выполнял задачи, поставленные начальством, и выполнял блестяще.

Вячеслав Бочаров: «Терроризм – это зло. А люди, которые сражаются с ним, мои товарищи – это светлая сторона медали. Они борются с этим злом. Зло должно быть наказано Даже таким путем, путем собственной жизни. Защищая мирных граждан, заложников, бойцы спецназа отдают свою жизнь. И я хочу, чтобы о них помнили и их знали».

Сегодня полковника Бочарова застать в Москве сложно. Он провел на военной службе в общей сложности 36 лет. Сегодня он выступает перед школьниками, кадетами, студентами. Рассказывает о погибших товарищах, о Беслане, о героях войны в Афганистане. На личном примере и примете тех, кто с достоинством выполнял свой воинский долг, Вячеслав Алексеевич рассказывает молодежи, что место подвигу есть в любые времена.

Вячеслав Бочаров занимается не только работой с молодежью. Он является исполнительным директором паралимпийского комитета, состоит в Ассоциации героев (Солдаты 21 века против войн), Детском фонде и Союзе ветеранов Афганистана. На вопрос о том, ради чего он рисковал жизнью, Вячеслав говорит, что просто выполнял задачу. Но для заложников школы Беслана, он вместе с другими спецназовцами – больше, чем герои.

На его груди сверкают многочисленные медали:

  1. «Золотая звезда» Героя РФ;
  2. Орден «За военные заслуги»;
  3. Орден «Красной звезды»;
  4. Орден ДРА «Звезда» третьей степени;
  5. Медаль «За отвагу»;
  6. Медаль «За заслуги перед Отечеством»;
  7. Медаль «За безупречную службу».

В 2007 году был награжден почетным званием «Рыцарь детства» от детского фонда. Фонд регионального развития присудил Бочарову премию «Герой нашего времени». Администрация города Донской сделала его почетным гражданином. В 14-ом году Фонд В.Высоцкого удостоил офицера премии «Своя колея».

Вам может быть интересно:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: