Расстрельные команды и самые известные палачи НКВД

Говоря о сталинских репрессиях, чаще всего вспоминают ГУЛАГ. Но многие до лагерей не доживали, умирая в застенках под пытками или от пули палачей.

Печально известны были так называемые «расстрельные команды» НКВД, отправлявшие на тот свет сотни человек за один раз.

Поговорим о самых известных сталинских палачах, об ужасах их работы и о дальнейшей судьбе.

Расстрельные команды

Для начала – несколько слов о небезызвестных расстрельных командах НКВД. Стандартная команда состояла из четырех человек (иногда – из пяти). Помимо непосредственного исполнителя приговора, в нее входили: врач (в обязанности которого входило констатировать смерть), представитель от прокуратуры и от оперативного отдела УВД.

Почти в каждой из советских республик были свои команды для приведения приговоров в исполнение. Так, например, в Украинской республике было две команды, а в Азербайджанской ССР – три. Но в некоторых республиках (в Прибалтике и Молдавии) своих «умельцев» не было, и расстреливали там заезжие «командировочные» — из того же Азербайджана, например.

Зарплата у участников расстрельных команд была достаточно внушительной, могла доходить до 200 рублей. В среднем палач получал около 150 рублей в месяц, остальные члены команды – по 100 рублей. Полагались еще премии за «перевыполнение плана» и за каждый расстрел. В день экзекуции после ее проведения все участники получали отгул – вероятно, для восстановления душевных сил.

Самые известные палачи

Большинство исполнителей смертных приговоров прожили долгую жизнь и умерли своей смертью. Единицы пали от рук своих же товарищей, «не оправдав доверия». Некоторые, не выдержав тяжести службы, сходили с ума или увольнялись «по болезни».

Поэтому палачей в НКВД было не так много (на всю столицу – человек 15) – только те, что прошли проверку временем и обладали бронебойной психикой. На счету каждого из них – тысячи расстрелянных. В основном палачи действовали в Москве – так как именно там производилась основная доля расстрелов.

Поговорим о каждом из «палачей-рекордсменов» подробнее.

Василий Блохин

Родился самый «продуктивный» палач НКВД в 1895 году в селе под Суздалем. В подростковом возрасте был пастухом, потом перебрался в Москву, где освоил профессию каменщика.

Участвовал в Первой Мировой войне, в 1918 году перешел на сторону большевиков. Вскоре за ним была замечена особая склонность к «черной работе». Молодой человек быстро «рос» в карьерном плане, и в 1924-м году уже был назначен комиссаром Специального отделения при коллегии ОГПУ – теперь он мог сам назначать приговоры и приводить их в исполнение.

В 1926 году он занял должность коменданта ОГПУ. За свою долгую службу отправил на тот свет более 20 тысяч человек. Среди расстрелянных им людей – маршал Тухачевский, первые лица советского государства Якир, Фельдман и даже бывший собственный начальник – Ежов. Он же отвечал и за формирование «спецгрупп» — тех самых расстрельных команд.

Блохин был одним из немногих продержавшихся на должности с 1920-х до 1950-х годов. В 1939 году против Василия Блохина ополчился Берия – он представил И.В. Сталину доказательства «антисоветской» деятельности палача – но вождь лично дал «отбой». Причину объяснил так – «эти люди выполняют черновую работу, их сажать не надо».

Блохин считался самым исполнительным палачом. На экзекуцию он надевал специальный кожаный фартук, высокие сапоги – краги, перчатки – чтобы не испачкаться. Разумеется, подобная работа не могла не сказаться на характере палача – собственная домработница отзывалась о нем как о человеке хмуром и злобном, жестоком. Часто он возвращался домой лишь под утро, причем – мертвецки пьяным.

Пьянство было одним из самых распространенных способов отвлечься от «работы». Многие палачи спивались и умирали от последствий алкоголизма. Блохин же «спасался» еще и чтением книг о лошадях – он обожал этих животных, недаром же в юности был пастухом.

На «работе» «ударник социалистического труда» любил использовать немецкий пистолет системы «Вальтер». Причина проста – он был надежнее, и не так сильно нагревался от большого количества выстрелов за один раз. А еще у него была меньшая отдача, и рука меньше уставала от расстрелов. Именно из «Вальтера» Блохин расстрелял около 7 тысяч польских военнопленных в Катыни. За отличное выполнения задания он получил орден Красного Знамени. Вообще палачей часто премировали дорогостоящими подарками – после 20 лет службы в НКВД, Василий Михайлович получил в подарок легковой автомобиль.

Василий Блохин получил звание генерал-майора, дожил до смерти Сталина, после чего проработал еще некоторое время и был отправлен на пенсию. Репрессировать его не стали, однако, в 1954 году лишили присвоенного ранее звания, отобрали награды и солидную пенсию. Это подорвало здоровье палача, и вскоре он скончался от инфаркта.

По иронии судьбы, похоронен сталинский палач на Донском кладбище, куда долгие годы свозили тела расстрелянных.

Петр Магго

Штатный палач латышского происхождения родился в 1879 году. Участвовал в подавлении революционных волнений 1905 года, но ко времени Октябрьской революции изменил свои взгляды и примкнул к большевикам.

Начал работать в ВЧК практически сразу после ее создания – в 1918 году. Из-за подходящего характера и устойчивой психики получил должность штатного палача. Магго (которого коллеги называли кратко – Маг) не задавал лишних вопросов, был молчалив и четко выполнял приказы. Просто идеальная машина для убийства!

Когда в 1924 году Петр Иванович был назначен надзирателем, а потом и начальником внутренней тюрьмы на Лубянке, он уже не мог принимать участия в расстрелах – и очень расстроился. Стал еще больше закладывать за воротник. Ведь ему это действительно нравилось. Магго был совершенно равнодушен к партии и ее линии, не был идейным большевиком – ему просто нравилось убивать – и вскоре он попросился обратно на должность палача. Просьбу удовлетворили.

Магго был одним из немногих палачей, не отказывавшихся от расстрелов женщин. Ему нравилось чувство собственной власти, нравилось, когда его молили о пощаде. Этакий маньяк в погонах, получивший от государства официальной право на убийства.

Порой при расстреле «Маг» так увлекался, что мог прикрикнуть на стоящего рядом с ним сослуживца – «А ну раздевайся, а то сейчас пристрелю на месте!» Войдя в раж, он уже не мог остановиться, все вокруг казались потенциальными жертвами.
Любил Магго и почувствовать себя учителем – назидательно говорил новичкам: «Когда стреляешь в затылок, одновременно пихай ногой в зад – чтобы кровь не забрызгала гимнастерку, и жене не пришлось потом ее отмывать». Поразительная забота о ближних!

Магго лично расстреливал Каменева и Зиновьева. Последний уже не мог стоять на ногах, поэтому палач схватил его за волосы и только потом выстрелил. Всего за годы службы палач расстрелял более 12 тысяч человек.
Петр Иванович был хроническим алкоголиком. Но причиной алкоголизма была вовсе не тяжелая работа – а напротив, недостаточность убийств. Он хотел убивать больше, а в день, когда не было расстрелов, чувствовал себя опустошенным и, чтобы залить свою невостребованность, начинал пить.

Умер Петр Магго в 1941 году от цирроза печени, окончательно спившись после того, как в 1940 году был отправлен в отставку. Не смог жить без «любимого дела». Существует даже версия, что он покончил с собой в приступе белой горячки. Время от времени на его ячейке в колумбарии Новодевичьего кладбища появляется надпись «палач».

Исай Берг – изобретатель «душегубки»

На самом деле первыми изобрели газовые машины-«душегубки» отнюдь не немцы… Такое «рационализаторское» предложение внес Исай Берг, в 1934 году возглавивший одну из групп палачей УНКВД Московской области.

Он придумал способ, как минимизировать тяжесть труда палачей. Ведь многим было тяжело слышать предсмертные крики, стоны… Берг предложил ввести в обиход машину с газовой камерой. Для конспирации на ней должно было быть написано «Хлеб». Кузов машины обшивался изнутри оцинкованным железом, а в специальное отверстие через шланг должен был подаваться отравляющий газ.

Наличие и употребление такого изобретения было подтверждено подполковником Главного управления охраны РФ А. Олиговым в ответе на вопрос читателя издания «Аргументы и факты» в1993 году. Правда, в ходу душегубка была недолго – вскоре сталинские палачи вернулись к «классическим» методам работы.

Исай Берг был арестован в 1938 году по обвинению в аморальном поведении и воровстве казенных денег. На допросах свою вину категорически не признавал, хотя грозило ему всего три года. Поэтому позже к обвинению добавилось участие в террористической троцкистской организации, и в 1939 году Берга расстреляли.

Родственники палача неоднократно подавали прошения о реабилитации. Поначалу им отказывали, но в 1962 году их просьбу удовлетворили. Так один из самых жестоких сталинских палачей стал считаться «жертвой репрессий».

Семейный подряд

Трудились на ниве исполнения смертных приговоров и два брата – Василий и Иван Шигалевы. Однажды Василий чуть было не пополнил своим именем расстрельный список – на него написали донос. Коллеги обвинили Шигалева в связях с врагом народа. Однако по неизвестным причинам комиссар Фриновский положил донос в стол, не дал ему ход. Видимо, начальство не хотело терять столь «ценного» сотрудника. После данного инцидента Василий старался вести себя «тише воды ниже травы» — даже подпись свою ни на каких документах не ставил. За «самоотверженную службу» получил орден «Знак Почета».

Иван Шигалев
Иван Шигалев
Василий Шигалев
Василий Шигалев

Иван также быстро продвигался по карьерной лестнице. Он получил звание подполковника и даже боевые награды (медаль «За оборону Москвы»), хотя на фронте вообще не был.

Умерли братья в достаточно раннем возрасте – Василий в 1942 году, Иван в 1945-1946-м.

Другие палачи

Сардион Надарая известен больше как личный охранник самого Лаврентия Берии, поставлявший ему женщин и девушек для личных утех. Но параллельно он производил расстрелы и за годы службы казнил более 10 тысяч человек. В 1955 году был осужден на 10 лет тюрьмы с последующим поражением в правах на 5 лет, вышел на свободу в 1965 году и до своей смерти жил в Москве. Умер в 1982 году в возрасте 79 лет.

Другой палач, Петр Александрович Яковлев, был непосредственным подчиненным Блохина. Начинал он свою карьеру с должности водителя первого лица государства – сначала Ленина, потом Сталина. А потом переквалифицировался на сотрудника «особого назначения». На его плечах лежала ответственность за организацию и проведение массовых расстрелов. Для приведения в исполнения приговоров использовал револьвер системы «наган». В конце жизни страдал от эмфиземы легких, кардиосклероза, а также имел глухоту на правое ухо – следствие того, что он стрелял с правой руки.

Похоронен Петр Яковлев рядом со своим шефом – Василием Блохиным, на Донском кладбище – там же, где лежат и его жертвы.

Могила Петра Яковлева
Могила Петра Яковлева

Палачи рангом пониже, не имевшие «защитников» в высших кругах, порой могли закончить свою жизнь в подвалах Лубянки. Так, например, большинство участников массового расстрела «Соловецкого этапа» в городке Сандармохе 1937 года было арестовано и отправлено в Москву. Из соловецких палачей были расстреляны в 1938 году: И. Апетер, Н. Антонов (Грицюк), Б. Позерн, Л. Заковский. Два участника массового расстрела покончили жизнь самоубийством – это А. Поликарпов и В. Гарин.
Главный исполнитель расстрела М. Матвеев был сначала награжден, но буквально через несколько месяцев арестован и осужден на 10 лет. Та же участь постигла и палача П. Раевского.

Мемориал на месте Соловецкого массового расстрела
Мемориал на месте Соловецкого массового расстрела

Психическое состояние палачей

Разумеется, на такой «нервной» работе выживали не все. Кто-то спивался, кто-то терял рассудок, становился шизофреником кто-то кончал жизнь самоубийством.

Нервы могли не выдержвать даже у не знавших жалости вершителей судеб… Александр Поликарпов, старший лейтенант госбезопасности, в предсмертной записке своему последователю попытался оправдаться: «Я же не виноват в том, что мне давали предписания, я их исполнял, ведь мое дело в этом отношении исполнительное».

Справка на трупы, подписанная палачом Василием Блохиным
Справка на трупы, подписанная палачом Василием Блохиным

Одного из достаточно «продуктивных» и исполнительных палачей – подполковника Александра Емельянова, пришлось после долгой службы таки уволить. Формулировка гласила: «по болезни, связанной исключительно с долголетней работой в органах». Емельянов заработал за годы службы шизофрению. Подлечившись, он поделился впоследствии своими воспоминаниями. По его словам, палачи постоянно пили до потери сознания – чтобы не сойти с ума (как видно, не всем это удавалось).

Также он раскрыл другой «профессиональный секрет» — все исполнители приговоров протирались одеколоном до пояса после каждой «смены» — только так можно было хоть немного отбить въевшийся запах пороха и стойкого запаха крови.
Александр Емельянов был не единственным «пострадавшим» от верной службы в органах. Так, психическое заболевание «заработал» и Эрнест Мач – бывший латышский пастух, ставший палачом. Он считался человеком с железным характером, и после отстранения с должности штатного палача продолжал работать в органах – обучал подрастающую смену. Но в итоге все же пришлось его уволить в связи с прогрессировавшим психическим заболеванием.

Мародерство

С начала 1920-х годов введена была практика – все конфискуемые вещи расстрелянных подлежали строгой описи. Однако в 1930-х уже нередким было мародерство: ограбление вещей расстрелянных и последующие приписки.
Многие начальники поощряли мародерство – так было проще заинтересовать сотрудников. Особенно активно присваивали деньги и вещи у расстрелянных в Украинском НКВД. Некоторые даже выбивали у людей золотые зубы с целью последующей перепродажи.

Мародерство старались пресекать – так, в 1938 году были осуждены работники НКВД по Харьковской области. Сотрудники, присваивавшие личные вещи расстрелянных, получили разные сроки – от 3 до 10 лет.

Вам может быть интересно:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: