Страх фрицев в небе. Подвиги Алексея Маресьева — легендарного летчика.

Алексей Маресьев — легендарный пилот, получивший бою тяжелейшее ранение, но оставшийся верен небу и своей Родине. Его бесчисленные подвиги — символы мужества и героизма на войне. Сам Герой Советского союза легендарным себя не считал.

«Я не легенда! Я – простой человек», — утверждал он.

Как позже выскажется автор книги «Повесть о настоящем человеке» Борис Полевой, Алексей Маресьев, и есть настоящий советский человек…

Детские годы

Когда вглядываешься в фотографии легендарного советского персонажа, поневоле считаешь его чем-то вымышленным, мифическим. Где же здесь прячется печать необычности? Те самые черты, которые выделяют его среди общей массы? О летчике, чье имя навсегда высечено в памяти Войны, было написано сотни статей и книг, постановочных сцен, опера. Но только один писатель смог сделать из Маресьева культ советского человека. Речь идет о книге Бориса Полевого «Повесть о настоящем человеке». Произведение выхватило только три года жизни легендарного летчика. Но именно эти три года являются ключевыми в судьбе русского летчика.

О том, каким он был на самом деле – известно мало. Алексей Петрович старательно играл роль того, кем ему было предначертано быть – героя. Он всегда был немногословным и замкнутым, мало распространялся о личной жизни, о ранних годах сохранились лишь обрывочные сведения. О довоенных годах жизни Алексея можно узнать только из личного дела гвардии майора Маресьева, заполненное им собственноручно в 1946 году. Все остальное – результат множества диалогов с журналистами, встречи с трудовыми коллективами, учащимися школ. Из множества писем, записок, статей советских корреспондентов можно воссоздать длинную, яркую, не лишенную испытаний, жизнь советского героя.

Маресьев Алексей Петрович родился 20 мая 1916 года в Сталинградской области (до 1934 года уездный город Камышин Саратовской губернии). По другой версии местом рождения летчика является хутор Веревкин Верхне – Добринской волости Камышинского уезда.

Алексей Маресьев 1
Алексей Маресьев 1

Провинциальный городок Камышин ничем не отличался от сотен ему подобных, разбросанных по всему Советскому Союзу. Здесь текла тихая почти сельская жизнь, горожане радовались жизни и строили планы на будущее. Отец Алексей, Петр Авдеевич – участник Первой Мировой войны. После окончания военных действий вернулся на Родину, однако вскоре умер от ран. Случилось это в 1919 году, когда Алеше было всего три года. Мать осталась совсем одна. Она поднимала троих сыновей своими силами. Екатерина Никитична способствовала воспитанию сильных личностей в своих сыновьях, за что они были ей благодарны. В то время она работала уборщицей на деревообделочном заводе.

Будущий летчик, уничтоживший в свое время десяток вражеских летных суден, в детстве не отличался хорошим здоровьем, часто и подолгу болел. Окончив 8-летку, Алексей стал учиться в фабрично-заводском училище №32 (окончил его в 1932 году) на токаря по металлу. Затем работал токарем на Камышинском лесозаводе.

Длинный путь к небу

В Камышине практически не было развлечений. Все, чем можно было заняться в городке, так это прогуливаться по тихим улочкам или посещать кинотеатр. Именно там, на большом черно-белом экране Алексей впервые увидел, а потом и горячо полюбил «Сталинских соколов». С тех пор Маресьев стал мечтать о небе, но путевку дали на стройку авиационного завода в Комсомольске-на –Амуре. Но Алексей отказывался. За это его даже хотели исключить из комсомола, что, естественно, означало крах всем надеждам молодого человека. На медкомиссии врач вынес вердикт, что в тайге у юноши пройдут все хвори и здоровье поправится. Эти слова способствовали принятию решения – ехать в тайгу. Алексей в течение нескольких месяцев проработал на стройке. Все свое свободное время молодой человек посвящал занятиям в аэроклубе. Несколько раз Алексей подавал документы в летное училище, но по причине того, что юноша имел серьезные проблемы со здоровьем (в детстве мальчик переболел малярией и заработал ревматизм), документы возвращали. Однако Алексей Петрович не из тех, кто привык отступать. В силу своего напористого характера, он вновь и вновь пробовал силы в поступлении в летное училище. Подходящий случай (трагический!) не заставил себя долго ждать…

В 1937 году Маресьев был призван в ряды Советской армии. Именно в армии его места о небе стала реальностью. Нести службу молодой солдат начал в 12-м авиационном погранотряде Тихоокеанского пограничного округа на Сахалине. Через несколько месяц молодого человека перевели в Читинскую школу военных пилотов, которую в 38- году перенесли в Балтайск. Занимался молодой человек, как и все остальные на авиасимуляторе. В 1940-м году он успешно закончил Балтайское авиационное училище имени А.К.Серова, получив звание младшего лейтенанта. После окончания учебы, Алексей остался в стенах училища в качестве инструктора. Там он проработал до начала Великой Отечественной войны.

На презентации книги
На презентации книги

Годы войны

Первые месяцы войны Маресьев воевал на Юго-Западном фронте в составе 296—го истребительного авиаполка. Впервые боевой вылет был осуществлен 26 августа рядом с Кривым Рогом. В первые годы Великой Отечественной преимущество было, однозначно, на стороне немцев. Наши несли огромные потери не только на земле, но и в небе. Сказалось то, что немцы были отлично подготовлены и оснащены. Большая часть советских летчиков, которые поднимались в небо, не вернулась назад. Их без преувеличения можно назвать смертниками. В ход шли «фанерные» бипланы, которые были бессильны перед немецкими истребителями. Лейтенант Маресьев летом 1941-го летал на устаревшем, еле живом И-16. Эти агрегаты рассыпались при первой же вражеской бомбардировке. Единственный шанс уцелеть на таком самолете – жесткий и быстры маневр, делать который умели единицы. Маресьев умел это делать. К началу войны он уже был опытным летчиком, а потому за десятки боевых вылетов ни разу не попал под огонь и остался жив. К концу марта 1942 года на его счету было три сбитых вражеских самолета (по другим сведениям летчик сбил четыре самолета). Не каждый летчик мог похвастать такой статистикой.

Весной 1942 года 25-летего лейтенанта перекинули на Северо-западный фронт. Именно там развернулись самые ожесточенные бои за Советские территории. Алексей Петрович

был назначен командиром звена в 580-ом истребительном авиационном полку военно-воздушных сил. 4 апреля состоялась широкомасштабная операция по захвату многотысячной группировки немецких войск. Десятки советских авиамашин взметнулись в небо атаковать немецкий гарнизон. Фашисты локализовались между озерами Селигер и Ильмень рядом с городком Демянском (район так называемого «Демянского котла» Новгородской области) – именно на этой территории разгорелись жесточайшие бои, как на земле, так и в воздухе. Несмотря на многочисленность солдат советской армии, фашисты не собирались сдаваться. Немцы использовали новейшие истребители. Под прикрытием бомбардировщиков Алексей Маресьев яростно бомбил огневые точки противника, однако не заметил, как на доли секунда попал под прицел вражеского пулемета. Як-1 под управлением Маресьева был подбит. Летчику ничего не оставалось, как попытаться сесть в лесу. Он смог направить машину через линию фронта севернее деревни Рабежа. Там он обнаружил озеро и решил посадить самолет на воду. Однако Маресьев «не дотянул» буквально несколько метров – шасси самолета зацепилось за ветки деревьев, и самолет перестал быть управляемым. Машина перевернулась, и пассажир вывалился из кабины, упав на землю с 30-метровой высоты. К счастью Алексей остался жив, однако сильно повредил ступни ног. Но его ранение были лишь началом тяжелейшего испытания, которое перевернет жизнь легендарного человека с ног на голову. Дело в том, что самолет Маресьева упал вдали от населенных пунктов, да и дело осложнялось плохой погодой – минусовая температура и двухметровые сугробы мешали искалеченному человеку передвигаться.

Восставший из праха

Лишенный радиосвязи, воды и еды, Маресьев 18 суток добирался до ближайшей деревни, расположенной на востоке, ориентируясь по солнцу. Все это время солдат питался корой деревьев, случайно обнаруженными подмерзшими травами. Так как идти он не мог, пробирался сквозь сугробы и оттаявшие болота мужчина ползком. Человек сильной воли и железного характера, он ни на минуту не оставался без веры, что его рано или поздно все-таки обнаружат.

Справка:

В личном деле Маресьева хранится его боевая характеристика. В ней всего лишь несколько слов о тех днях: «Будучи на Северо-западном фронте был сбит. 18 дней находился в лесу без пищи и общения с людьми. Отморозил обе ноги, которые были ампутированы».

Мало кто сможет понять истинные чувства человека, который так скупо говорит о самых тяжелых днях в его жизни. Алексей Петрович впоследствии не любил вспоминать этот эпизод его жизни. Слишком больными казались ему эти воспоминания, когда он, ценитель жизни, неба, свободы, едва не умер в бескрайнем лесу. Все, что происходило в том лесу можно узнать лишь только из произведений – книги Полевого и фильма «Повесть о настоящем человеке». Образ летчика передал актер Павел Кадочников. Он постарался передать ту боль и страх, что испытывал покалеченный солдат, будучи почти три недели в зимнем лесу…

Из фильма «Повесть о настоящем человеке»:

«Сначала он считает шаги, отдыхая после каждой тысячи. Когда не остается сил даже ползти, он перекатывается с боку на бок. И только на восемнадцатые сутки его наконец замечают…»

И вот, наконец, случилось чудо. Жители деревни Плав (находится на Валдайской возвышенности) Кисловского сельсовета обнаружили полумертвого летчика с кровоточащими конечностями. Однако из-за боязни, что это может оказаться немец, они не поспешили помочь умирающему человеку Тем не менее, о случившемся сообщили председателю колхоза Михаилу Вихрову. Вихров вместе со своим сыном Сашей и его другом Сережей Малиным поехали проверить немец или нет тот мужчина. Не испугавшись чудовищного вида израненного мужчины, притащили солдата в деревню. Теплые товарищеские отношения с ребятами, которые спасли ему жизнь, Маресьев сохранит после войны. Одна из встреч со спасителями произойдет в 60-е годы. В объективы кинокамер попадут теплые объятия и застолье, во время которого Маресьев и его значительно повзрослевшие гости будут вспоминать весну 42-го… В деревне Плав десятилетия вспоминали советского летчика, которого нашли полумертвым на опушке леса. То место в народе называли «тропой Маресьева». Именно там была установлена мемориальная плита в честь подвига, совершенного Алексеем Петровичем. Долгое время этот мемориал был единственным памятником героизму Маресьева. Однако сам Маресьев после войны так сюда ни разу и не приехал – скорее всего не хотел вспоминать страшные дни…

И даже в это время Маресьеву, возможно, можно было помочь. Однако в богом забытой деревеньке не было врача, а потому «лечили» Алексея по-старинке – отпаивали травами, прикладывали компрессы. В начале мая Маресьева удалось переправить на самолете в Московский госпиталь…умирать. В переполненной больнице к летчику подошли лишь раз. Врачи, наспех осмотревшие мужчину, вынесли вердикт – покойник. Дело в том, что у Алексея констатировали заражение крови и гангрену – поражения смертельные. И так как в госпитале были еще больные, которых еще можно было спасти, то было принято решение оставить советского летчика умирать на каталке по дороге в морг.

Из воспоминаний сына лётчика, Виктора Маресьева:

Так случилось, что мимо умирающего Маресьева шёл профессор Теребинский. Он спросил: «А этот что тут лежит?» С отца сняли простыню и говорят: «А это лейтенант молодой с гангреной». Теребинский приказал: «Ну-ка на операционный стол его живо!»

Заплатил за жизнь Маресьев ампутацией обеих ног в районе голени – гангрена развивалась в области стоп и икр.

Казалось бы, что может быть хуже для летчика, чем потерять ноги? Большинство в таком случае поставило бы жирную точку на своей карьере, да и просто пережить такое – дано не всем. Однако Маресьев, еще раз повторимся, был человеком совсем не похожим на большинство. Он довольно быстро принял сложившуюся ситуацию со всеми вытекающими последствиями. С хладнокровностью, присущей только сильным личностям, Маресьев, как только позволили силы, принялся осваивать протезы. Его первые протезы делались по проекту, разработанному еще Пироговым для солдат-инвалидов царской армии.Со временем эту простейшую кожаную конструкцию он освоил очень хорошо. Хотя мало кто знает, через какую боль и какие мучения он прошел . Он во что бы то ни стало решил вернуться в небо. И чем быстрее, тем лучше. Алексей Петрович не мог слышать военные сводки, в которых ежедневно озвучивались новости о сбитых советских самолетах. Он мечтал снова попасть в небо и бомбить, бомбить и еще раз бомбить фашистов! Тренироваться ходить, бегать и даже танцевать с протезами Маресьев начал еще в госпитале. Именно там он находился, когда ему была присвоена награда «Орден Красного Знамени». После госпиталя летчик направился на реабилитацию в санаторий. Там он пробыл до конца 1942 года. А уже в январе 43-го добился прохождения медицинской комиссии. Успешно пройдя ее, Маресьев направился в эскадрилью под командованием Александра Числова.

Из воспоминаний Алексея Маресьева:

« Я не мог представить себя на тележке, просящего милостыню на вокзале…»

Поначалу во всех дивизиях ему отказывали, так как никто не хотел брать на себя ответственность за жизнь инвалида. Но Числов усмотрел в нем борца. Он принял решение, что Маресьев будет летать у него в эскадрильи. Хотя с этим решением долго не соглашалось начальство. Пришлось дважды ходить «на поклон» к руководству и просить за Маресьева. Позже Алексей Петрович назовет Числова своим крестным отцом. Истребители всегда вылетали на задания парами. Один прикрывал другого. Командир полка долго не мог найти пару для полетов с Алексеем. Все отказывались, боялись, что Маресьев не сможет защитить их в небе. Маресьев эту ситуацию переживал тяжело. Особенно тяжело далась ситуация, когда комбат спросил у солдат: «Кто желает летать вместе с безногим летчиком?» В ответ – молчание. Тогда Числов лично назначил в пару Маресьеву лейтенанта Петрова. У Петрова поначалу возникли сомнения, а сможет ли защитить его безногий летчик в небе?

Все сомнения отпали в бою, развернувшему летом 43-го на Курской дуге. На прикрытие войск в район Орла вылетело 12 истребителей. Атаковать их прибыли новейшие вражеские истребители и бомбардировщики. Завязалась ожесточенная борьба, на авиационном жаргоне именуемая «собачьей свалкой». В какой-то момент самолет Петрова оказался подбитым. Немецкий «Фокке-вульф» уже зашел на второй круг, чтобы добить машину летчика, но не успел – взорвался в воздухе. Вражеский самолет начисто разгромил Леша Маресьев. Петров успешно сажает машину. Он благодарен своему товарищу за спасение. На этом эпизоде заканчивается «Повесть о настоящем человеке», а вот карьера лейтенанта Маресьева только началась. Боевая слава о Маресьеве тут же разнеслась по всей 15-й воздушной армии и по всему фронту. В скором времени о мужественном летчике узнал маршал Александр Новиков во время своего визита в полк. Узнав все подробности поступков Маресьева, Новиков остался недовольным работой комбата, мол, не ценит он своих солдат. Маршал распорядился дать звания командиру полка и лейтенанту Маресьеву. В сентябре 1943 года Числову и Маресьеву в торжественной обстановке вручили Золотые звезды. Героев О такой громкой славе скромный парень из города Камышино никогда не мечтал. Момент вручения Звезды запечатлен на кадрах кинохроники. И вопреки расхожему мнению, что Маресьеву «дали» Звезду после выхода «Повести», летчик поучил наивысшую награду именно за свои реальные боевые подвиги. Ничего выдуманного в его военной биографии не было.

Тогда же в полк зачастили корреспонденты полевых газет, в числе которых оказался и Борис Полевой, сотрудник газеты «Правда». Он написал почерк о Маресьеве, однако напечатан он не был, так как не прошел цензуру Сталина. Вождь, видимо, боялся, что народ решит, будто армии сражаться больше некому, как только инвалидам.

Выписка из наградного листа гвардии старшего лейтенанта А. Маресьева:

« Во время воздушного боя с превосходящими силами противника, спас жизнь двух летчиков, в числе которых был командир соседнего истребительного полка. В этом неравном бою им уничтожено 2 немецких истребителя».

С октября 1943 года воевал помощником командира 63-го гвардейского ИАП по воздушно-стрелковой службе, затем стал штурманом полка.

Уже то, что человек, лишившись обеих ног и не потеряв веру в самого себя, смог снова сесть за штурвал самолета и вновь выполнять служебные обязанности наравне со здоровыми солдатами – уже можно считать подвигом. Еще одного Маресьева найти сложно! Человек с большой буквы, он ни разу за многомесячное лечение не показал беспомощности. Напротив, на его примере многие больные вновь находили в себе желание жить и продолжать бороться с другими солдатами за свободу своей родины. Да, что первая встреча с небом, что вторая – не были для Алексея Петровича простыми. Что и в первый раз, после тяжелого ранения Маресьев вынужден был пройти массу испытаний и барьеров, но вернулся в строй. Более того, после того, как Маресьев снова начал летать, он сбил еще 7 вражеских самолетов:

  • * 1 апреля 1942;
  • * 4 апреля 1942 — две победы в одном бою;
  • * 19 июля 1943;
  • * 20 июля 1943 — 2 победы в одном бою;
  • * 15 декабря 1943 года.

В марте 45-го года по настойчивому требованию маршала Маресьев перешел на должность инспектора-летчика в Управление вузов Главного управления обучения, формирования и боевой подготовки ВВС РККА. Такое решение о переводе было неспроста. Стране не нужен был мертвый герой, ведь живой он принесет больше пользы. Его образ использовали власти для популяризации советской армии. Всего за время войны совершил 86 боевых вылетов, сбил 10 самолётов врага.

Послевоенная жизнь

Маресьев после войны жил в Москве. У него было все, о чем только может мечтать человек. Квартира на улице Горького, дача и машина, которую он водил сам. Сталин лично утвердил за Маресьевым еще один автомобиль с шофером. К этому времени Маресьев уже был женат, у него рос сын Виктор (1946). Позже в семье Маресьевых появился еще один сын Николай, инвалид с детства (1958-2001). Однажды Алексея Петровича вызвали в ЦК КПСС и предложили закончить Академию Генштаба или Высшую Партийную школу. На что прославленный летчик ответил, что безногие генералы мирной стране не нужны. А в случае войны всегда готов сесть за штурвал боевого самолета и отдать честь Родине. Поэтому он решил пойти в Высшую партийную школу.

 

Последний раз полковник Маресьев поднялся в небо за штурвалом самолета в 46-ом. Это был учебный По-2. Перед увольнение в запас Герой войны недолгое время преподавал в летной школе. Уже тогда курсанты смотрели на него как на живую легенду. Но настоящая слава придет к летчику в 48-ом, когда в свет выйдет «Повесть о настоящем человеке».

Признание простого народа Маресьев оправдывал. Для миллионов жителей СССР он был воплощением всей советской братии. Подписывал сотни и тысячи книг, встречался с простыми людьми, принимал многочисленные делегации в комитете Ветеранов войны, где бессменно проработал до своей смерти. И даже когда его пригласили на зажжение Вечного огня Неизвестному солдату, он согласился. Как он всем говорил, старался не для Брежнева, а для того солдата, неизвестного.

Лето 1956 года, Алексей Маресьев на выступлении в пионерском лагере:

«Дорогие друзья, как видите, из себя я ничего особенного не представляю. Я такой же человек, как все вы и присутствующие взрослые. Мне хотелось бы от всего сердца, горячо и искренне пожелать вам в жизни самого хорошего, бодрости духа. И самое главное для вас, ребята, больших успехов в вашей учебе!»

Разрушенной войной стране отчаянно нужен был живой пример несгибаемой воли, который могла бы использовать советская идеологическая машина. Молодогвардейцы, Матросов, Гастелло, Космодемьянская – все эти герои погибли. Из всех знаменитых героев войны Маресьев был единственным, кто выжил, воюя с захватчиками. По воле судьбы ему предназначалось стать памятником при жизни – самому себе и всему советскому народу, измученному войной. Эта была трудная роль. Но Маресьев справлялся с ней идеально. Он прожил долгий век, насыщенный, полный ярких событий.

В годы перестройки о нем забыли. «Повесть о настоящем человеке» убрали из школьной программы. И когда заходил разговор о Маресьеве, все спрашивали: «А что, он еще жив?».

18 мая 2001 года в Москве, в театре Российской армии состоялся вечер в честь 85-летия легендарного летчика. На встречу с Маресьевым приехал Сергей Петров, когда-то спасенный Маресьевым, приехала Ольга Вихрова из деревни Плав, желавшая увидеть летчика спустя 60 лет после последней встречи. Но встрече не состоялась. На сцену вышел ведущий и объявил собравшимся, что час назад Алексей Петрович скончался. Смерть наступила в результате обширного инфаркта. Торжественный вечер превратился в памятный. Начался он с минуты молчания.

Вам может быть интересно:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: