Василий Маргелов — Отец ВДВ и «десантный батя»

Для каждого десантника Василий Маргелов является чуть ли не святым. Благодаря советскому военачальнику «крылатая гвардия» стала одной из самых значимых в Красной Армии. Голубые береты, уникальные парашютные системы, собственные самолеты и новейшее вооружение – все это появилось у десантных войск в период командования товарища Маргелова. Отец ВДВ, принципиальный, порой жестокий, охочий до крепкого словца – Василий Филиппович вывел воздушно-десантные войска в ранг элитных. Советским десантникам в подметки не годился даже хваленый американский «полк дьявола» (82-я воздушно-десантная дивизия США). «Десантный батя» — так называют его военнослужащие десанта по сей день. Для них он – талисман, ангел-хранитель.

Довоенные годы

Василий Маргелов родился 27 декабря 1908 года в Екатеринославе (Днепропетровск) в многодетной семье Маркеловых (фамилия Маркелов у Василия Филипповича впоследствии была записана как Маргелов из-за ошибки в партбилете). Вместе с ним росли еще трое братьев и сестра. Сестра по большей части бедствовала. Поэтому с ранних лет дети усердно трудились и брались за любую работу, чтобы принести хоть немного денег. В раннем возрасте Василий обучился кожевенному ремеслу, еще подростком стал работать шахтером. В разные годы трудился чернорабочим, коногоном, экспедитором по доставке почты. В 20- летнем возрасте Васю призвали на службу в армию. Он проходил обучение в Минске в Объединенной белорусской школе (Минское военно-пехотное училище им. Килинина). Маргелов учился на «отлично». По окончании учебы стал командиром пулеметного взвода полковой школы 99-го стрелкового полка 33-й Белорусской стрелковой дивизии (г. Могилёв) В 34-ом назначен помощником командира роты, в мае 1936 года — командиром пулемётной роты. С 25 октября 1938 года командовал 2-м батальоном 23-го стрелкового полка 8-й Минской стрелковой дивизии им. Дзержинского Белорусского Особого военного округа. Возглавлял разведку 8-й стрелковой дивизии, будучи на должности начальника 2-го отделения штаба дивизии. На этой должности участвовал в Польском походе РККА в 1939 году.

Любимый братишка

За плечами Маргелова Великая Отечественная. Он прошел ее всю, был несколько раз ранен, контужен. Однако самое тяжелое испытание выпало на долю комбата в 1941 году – за раз подписать несколько сотен похоронок…

В 40-ом году Маргелов командовал Отдельным разведывательным лыжным батальоном 596-го стрелкового полка 122-ой дивизии. Бойцы его батальона держали врага в страхе. Они совершали диверсии, заходили в глубокий тыл, устраивали засады, уничтожали технику. А однажды им удалось взять в плен офицеров шведского Генерального штаба. После финской войны остался служить в 596-ом полку в качестве помощника командира по строевой части. В 40-ом году командовал 15-ым отдельным дисциплинарным батальоном. В начале Отечественной войны Маргелов исполнял обязанности командира 3-го стрелкового полка 1-ой дивизии народного ополчения Ленинградского фронта. Осенью 41-го пришел приказ возглавить добровольческий лыжный полк моряков Краснознаменного Балтийского флота. Комбат к тому времени был опытным бойцом. Однако «работать» с моряками ему еще не доводилось. А ведь эти войска по-своему своеобразны.

Поначалу сухопутного майора приняли мрачно. «Здорова, клешники!», — крикнул Маргелов. Все заулыбались – контакт был налажен. Сродниться с братишками времени не было, однако моряки быстро попривыкли к бравому майору. Позже они пойдут за ним в свой последний бой…Это случилось в конце ноября 41-го. Тогда советское начальство решило предпринять еще одну попытку прорвать блокаду Ленинграда. Маргелову приказано атаковать противника на берегу Ладожского озера. Поддержку должна была осуществить пехотная дивизия, однако на исходный рубеж к назначенному времени она не явилась. Идти на бой одним полком, состоящим из моряков, Маргелов рисковать не желал. Об этом он уведомил командование. В ответ на свой отказ он услышал: «Либо майор будет наступать, либо будет расстрелян». Маргелов, чутко и внимательно относившийся к своим подчиненным, не мог отправить бойцов на верную гибель. Он собрал всех командиров и сказал: «Насильно вас в бой не поведу! Лучше расстрел!»

Леонид Ивашов:

«Маргелова уважали за то, что он берег своих ребят и не прятался за их спинами»

Алесандр Маргелов, сын:

«Отец всегда заботился о своих бойцах. Порой дурацкие приказы вышестоящего начальства выполнял по-своему, максимально сохраняя жизни людей. За это его уважали и любили».

Моряки добровольно согласились идти на самоубийственный бой. Ночью 27 ноября, сбросив пехотную форму, в бушлатах и бескозырках, в полный рост с криками «Палундра!» братишки рванули на позиции врага. Бой был жестоким. Бились, чем могли – гранатами, прикладом, финкой. Словно одержимые, моряки, стоящие на земле, не в своей стихии, бросались на немцев. Уже в предсмертных судорогах успевали добить врага, пристрелить еще хотя бы одного…Один за другим падаль на земь маргеловцы. Однако силой своей все же смогли захватить вражеские траншеи. Казалось, что бой закончиться победой, пусть и такой ценой – ценой жизнью товарищей. Но тут прозвучал приказ – отступать!

Позже тех, кто отдал этот преступный приказ, расстреляют. Маргелов лично будет свидетельствовать против них в трибунале. И хотя он наказал обидчиков своего полка, все же понимал, что «пацанов» не вернешь. Братишки в ту страшную ночь показали ему всю верность долгу и презрение к смерти. Такой самоотверженности он еще не видел. Оттого было еще тяжелее подписывать похоронки…

В память о своих товарищах-моряках, Маргелов настоял «переодеть» десантников в тельняшки. Как у морпехов, только голубые – в цвет неба.

В июле 1942 года Маргелов командовал 13-тым гвардейским стрелковым полком, затем был начальником штаба и заместителем командира 3-й стрелковой дивизии. Однажды его полк смог противостоять наступлению крупных сил противника, на вооружении которых было 70 танков. Враг хотел прорваться к «своим», которые находились в оцеплении рядом со Сталинградом. Бой был ожесточенный. В результате Маргелов со своими солдатами одержали победу, разбили врага. Уничтожено 900 немцев, захвачено 12 пушек, пара

зенитных установок, пулеметы, танки, бронемашины. Позже Маргелову предстояло на время стать командиром дивизии – он подменял раненого Цаликова. Под его управлением в 1943 году удалось освободить деревню Степановку. В 1944 году Василия Филипповича назначили на должность командира 49-ой гвардейской стрелковой дивизии 28-ой армии 3-го Украинского фронта. Его дивизия способствовала освобождению Херсона. За это командир был награжден званием Героя Советского союза.

10 мая 1945 года. Австрия. Передовые части второго Украинского фронта встретились с третьей американской армией. 36- летний комдив Герой Советского Союза Василий Маргелов получил от президента Рузвельта высшие награды – Орден «Легион почета» и медаль «Бронзовая звезда». На следующий день верховное главнокомандование Ставки поручает Маргелову еще одно задание, которое может принести ему вторую нагрудную Звезду. Ему, командиру дивизии докладывают, что на границе Австрии и Чехословакии остатки СС-корпуса хотят сдаться американцам. Этого допустить нельзя. На встречу СС-дивизиям «Мертвая голова», «Великая германия» и «Первая полицейская» устремился Маргелов со своей охраной. Говорит немцам: «Немедленная капитуляция! Гарантирую жизнь. А в противном случае мои танки, пушки вас под орех разделают!» Время для раздумий – пока горит папироса. Эсэсовцы не знали, что Маргелов блефует. На самом деле рядом с ним было лишь три пушки и… ни одного танка. Немцы, наконец, сдались. Маргелов их потом напоил так, что командиры валялись под столом. Так их, пьяными, и забирали в комендатуру. В результате этой необычной капитуляции было захвачено небывалое количество фрицев и их боевой техники. Однако за проявленную смекалку генерал-майор Маргелов вторую звезду так и не получил. А за что? Что «Пришел, увидел победил». И сделал это без единого выстрела? Так не пойдет!

Семья

В семье Василий Филиппович был совсем другим – непохожим на строго военачальника. Папиросы «Беломор канал», тельняшка, галифе, растрепанные волосы, картошка, грядки – все, как у обычных людей. И семья – пятеро сыновей и любящая жена. С Анной Александровной Маргелов познакомился в 1941 году на Ленинградском фронте. Старший лейтенант медслужбы Анна Куракина при отступлении потерялась и прибилась к неизвестному полку какого-то «бати». Однажды она услышала отборный мат, а кто-то из рядовых сплюнул: «Опять батю ранило». Через минуту в палатку внесли того самого «батю». Анна, посмотрев на раненого, поразилась. Батя, как оказалось, был всего на несколько лет старше ее самой. Ранение оказалось не серьезным, но Маргелов, как только появились силы, допрыгал до начальника медслужбы полка и приказал «Анну Куракину никуда не отпускать, она нам нужна!». Девушка и сама была не против остаться в части, под крылом своего будущего мужа.

С виду грозный и требовательный, с близкими Маргелов умело выстраивал трогательные отношения. Дома всегда царила дружеская атмосфера. Любимые мальчишки души не чаяли в своем бате. О беззаветной любви Василия к сыновьям, знали все. А потому многие не поняли, как он мог подвергнуть собственного сына немыслимому риску, сбросив на парашюте внутри боевой машины десанта…

В омут ВДВ

В 1950-ом году Василий Маргелов неожиданно для себя принял командование Дальневосточным особым корпусом ВДВ. Для многих такая должность показалась бы в то время унизительной. О десантных войсках ходила дурная слава. До 40-летнего возраста Василий Маргелов даже подумать не мог, что вся его последующая жизнь будет связана с небом. Парашют и вовсе не видел. А совершил свой первый прыжок по приказу, уже будучи генералом. В десантуре этот возраст считается предпенсионным. Но Маргелову отступать было некуда – приказ дан. Первый прыжок с корзины аэростата. Высота 400 метров. Ходят слухи .что прежде чем занять должность командира ВДВ, Маргелов заключил пари с генералом Денисенко на 6 прыжков. Денисенко погиб на третьем прыжке. Но Мареглов не остановился. Лишь дважды ломал ноги, но напор его сломить было трудно. Эти шесть прыжков стали неким посвящением в ВДВ.

Десантный Суворов

Маргелов был одержим идеей защитить десантников броней, ведь именно эти войска отправляли обычно на передовую, в самое пекло. Задачей воздушно-десантных войск было высадиться на вражеской территории и удерживать занятые позиции до прихода главных сил. И если подкрепление не придет, то десантура, как водится, погибала, так как не могла долго в одиночестве противостоять противнику. Маргелов больше не мог молчать, видя, как нелепо погибают солдаты. Он поставил вопрос перед министром, перед своим государством, что если ВДВ считать за единицу Красной Армии, то войско обязано иметь и оружие, и технику. А не «босиком» идти на передовую.

Потери ВДВ были огромными. В 50-х годах среди военных даже ходила черная шутка – аббревиатура ВДВ расшифровывалась как «вряд ли домой вернешься». В десантуру шли явные смертники.

В бой брали длиннющие автоматы, которые мешали десантированию. А об пулеметах и других боевых «прибамбасах» эти сухопутные войска только мечтали. В середине 50-х командующим воздушно-десантными войсками стал Василий Маргелов. А уже через несколько месяцев ВДВ приняло новое вооружение. У солдат появились автоматы Калашникова со специальным откидывающимся прикладом, противотанковые гранатометы РПГ-16. Спустя несколько лет десантники на вооружении заимели бронированные танки, которые падали прямо с неба…

Василий Филиппович прошел немало кабинетов, чтобы доказать, что десантникам нужна бронированная техника. Да такая, чтоб ее можно было переправлять воздушным путем и затем десантировать на парашюте. Речь шла не о простых Т-34 – боевая машина должна быть легкой, но основательно оснащенной артиллерийским оружием. Маргелов поставил задачу изобрести подобную машину.

Справка:

Идея десантировать танк на парашюте у Маргелова появилась после неудачного полет Юрия Гагарина в космос, когда из-за неисправности космического корабля, ему пришлось воспользоваться парашютом. С этого момента Маргелов занялся экспериментами в небе. Десантники стали абсолютными рекордсменами по прыжкам с парашютом – прыжки с 23 километров в горы Кавказа и Памира.

Василий Маргелов:

«Тот, кто ни разу в жизни не покидал самолет, откуда города и села кажутся игрушечными, кто ни разу не испытывал радости и страха свободного падения, свист в ушах, струю ветра, бьющего в грудь, тот никогда не поймет чести и гордости десантника».

Долгие месяцы инженеры кропотливо создавали ее. Наконец, она была представлена членам комиссии. Как считали многие начальники, эта машина должна была решить многие проблемы. Начались испытания. В 1970 году три тысячи десантников – целый полк, десантировался в тылу условного врага. Рядом с ними на парашютах спустились десятки боевых машин. 2-3 минуты и по специальному приемнику солдаты нашли танки и привели их в боевую готовность… На командном пяточке все ахнули – такого в истории советской армии еще не было. За каких-то несколько десятков минут целый полк, вооруженный техникой, мчался на истребление врага. Это уже были не десантники-пешеходы, а силовое, оперативное подразделение.

Однако Маргелов восторг сослуживцев не разделил. На деле десантников относило на несколько километров от условного пункта назначения. А это потеря времени! Солдатам приходилось преодолевать большие расстояния в поисках своих машин. В реальных боевых условиях это обстоятельство явно приведет к смерти и захвату танков. Вдруг ему в голову пришла мысль – экипаж должен десантироваться не отдельно от боевой машины, а сразу в ней. На первый взгляд шальная мысль так прочно засела в голове, что Маргелов, несмотря на то, что априори прыгнуть в танке с километровой высоты – явная смерть, решил осуществить ее. Начались длительные переговоры с военачальниками. Многие крутили у виска, мол, командующий, мягко выражаясь, перегнул палку. Казалось Василий Филиппович остался со своей идеей один на один, но неожиданно его поддержали разработчики космических аппаратов. Они изобрели многокупольную систему десантирования «Кентавр». Наконец должны были начаться испытания на государственном уровне, но тут оказалось, что система безнадежна – она не оснащена средствами экстренного спасения. Любая форс-мажорная ситуация, и все – экипаж мертв. Но разработчики не могли придумать, как усовершенствовать свою систему, так как она не предполагала установку дополнительных устройств. И снова мечта Маргелова оказалась под угрозой. Однако Василий Филиппович не мог отказаться от столь вымученной идеи – он пошел к самому министру обороны Андрею Гречко.

К встрече он заранее подготовился. Он был уверен в успехе испытания, потому что испытуемым был его сын Александр. Накануне встречи с министром, у Василия состоялся мужской разговор с сыном. Отец предложил принять участие в эксперименте, на что услышал, что Александр уже подал рапорт. «Матери ни слова», — сказал Василий. Но Анна, став очевидцем разговора полушепотом, поняла, что речь идет о чем-то очень опасном. Однако помешать своим мужчинам женщина не могла – ведь их стальной характер не сломить ничем.

Министр был категорически против – риск колоссальный. И кто рискнет сесть в машину, которая, скорее всего, разлетится на мелкие куски от удара о землю? Тут Маргелов произнес «Первым будет прыгать мой сын». Прочитав немой вопрос в глазах генерала, Василий Филлипович сказал, что за свою жизнь видел столько слез матерей и жен за

своих погибших детей и мужей, что в случае чего (!) в него уже не ткнут пальцем. Он готов был к любому раскладу опасного эксперимента, даже к потере сына.

В январе 1972 года в полдень с аэродрома Тульской десантной дивизии взлетел АН-12. На борту – боевая машина, в ней – двое в тельняшках. Командир экипажа Леонид Зуев и оператор-наводчик Александр Маргелов. С земли за событиями в воздухе наблюдает, нервно куря «Беломор», Маргелов — старший. Переживание и страх за сына велик – за 20 минут скуривает пачку, еле дышит, и молчит.

Не каждый отважится на прыжок с парашютом. Молодых десантников сначала долго учат прыжкам на земле. Приземляться нужно правильно – слегка подогнув ноги, чтобы спружинить при соприкосновении с землей. А что говорить о том, чтобы спрыгнуть с высоты 800 метров внутри танка весом в 18 тонн! Мощнейший удар о землю…Без всяких там подушек безопасности. И хотя внутри бронетехники установлены особые кресла, они, естественно, не могли гарантировать того, что сидя в них солдат не переломает себе позвоночник.

Самолет набирает высоту и, наконец, сбрасывает технику. Раскрывается парашютная система. Танк летит вниз. Пышные белые купола удерживают машину, но ближе к земле, притяжение все же берет свое – танк со всего размаху шлепается об землю. Несколько минут никто не знает, что происходит внутри…Наконец люк открывается и испытатели, целые и невредимые выскакивают из бмд (боевой машины десанта), освобождают ее от парашютных строп и направляют машину к наблюдательному мостику.

К руководству статным шагом подходит майор Александр Маргелов. По уставу докладывает» «Испытания прошли успешно». Командующий ВДВ Василий Маргелов, отдав честь, сгребает сына в охапку.

Леонид Ивашов, начальник секретариата министра обороны СССР 1976-1987гг:

«Это была революция в военном деле. Десанты не должны проводить один лишь вид боевых действий. Теперь их задача не просто высадиться на территорию и удерживать позиции. Десантные войска должны уметь вести активные боевые действия».

В 1975 году была запущена работа над созданием однокупольной парашютно-реактивной системой. И в этот раз Александр вызвался стать первым испытуемым. По сравнению с «Кентавром» новый вид машины стал более мобильным. Он даже сам заезжал в самолет. Боеготовность была максимально достигнута. Однако риск оставался высоким, как и прежде. Купольная парашютная система была капризной. Во время десантирования купола с собакой по кличке «Буран», парашют разорвался. Пес погиб. После Бурана было еще 47 сбросов – все было нормально. Систему скорректировали и купола стали открываться «на раз». Подошла очередь десантирования людей. Испытания назначили на 23 января 1976 года. Василий Филиппович вздрогнул – день рождения жены. Нельзя допустить, чтобы его сын погиб именно в этот день. Перед заходом на старт Маргелов-старший обнял Александра и его товарища «по несчастью» Леонида Щербакова.

Наконец АН-12 оторвался от земли. Вот его нос устремляется ввысь. В его брюхе в тяжеленной махине – два человека, чьи жизни могут оборваться через каких-то 15 минут.

На удаляющуюся в небе точку смотрит Василий Филиппович. В кармане его шинели заряженный одним патроном револьвер….Такой он – «десантный батя».

Экипаж в первые секунды теряет связь с землей. Десантникам остается лишь положиться на надежность техники. «Земля! Я – орел. Раскачка в пределах нормы…» Перед самой землей срабатывает система гашения скорости. Боевая машина десанта сначала чуть подвисает в воздухе, а затем стремительно падает на ледяную дорогу…Оглушающая тишина. Экипаж несколько минут не подавал признаков жизни – неужели все погибли? На смотровой площадке, где находилось командование воздушно-десантных войск, все перестали дышать.

В том же году умер Андрей Гречко. На пост министра обороны заступил Дмитрий Устинов. Человек своих принципов и взглядов на армию, он сразу приступил к «зачистке» кадров. Прежде всего снимал с постов генералов-фронтовиков. Устинов в открытую ненавидел Маргелова и все, что с ним связано. В первую очередь от этой ненависти пострадали испытуемые Кентавра и Реактавра. Награды десантников затерялись в бюрократической войне. Василия это раздражало.

Маргелов мечтал дослужить до 50- летия ВДВ в 1980 году. Однако Устинов не дал ему этого сделать. За полтора года до знаменательного события, Маргелова перевели на службу для почетных пенсионеров в Генеральную инспекцию при Министерстве обороны. Это произошло в юбилейный 70-ый год жизни великого командующего ВДВ. Многие офицеры-десантники даже не знали, что его сняли с должности командира десантных войск. Все были уверены, что чествование всеми любимого бати пройдет на торжественном заседании по случаю 50-летия ВДВ. Генерала Армии Маргелова посадили за стол президиума. С докладом выступил новый командующий ВДВ. В его речи так ни разу и не прозвучало имя человека, который реформировал воздушно-десантные войска, имя Василия Маргелова. Ведь именно он за 25 лет нахождения в должности руководителя ВДВ, перевооружил, сделал это подразделение элитным, всеми уважаемым. Все понимали, что таким образом Маргелова пытались унизить. Но он не подал виду.

В 1942 году подполковник Маргелов стал командиром 13-го гвардейского стрелкового полка. Придя в столовую, он с удивлением обнаружил, что офицеры питались отдельно от обычных солдат. Типа не барское это дело делить хлеб с сержантами и рядовыми. Тогда Василий распорядился отдать свой паек в общий солдатский котел. Казалось бы простецкий поступок, подстегнул других офицеров последовать примеру. За заботу солдаты платили Маргелову искренним уважением и любовью. И так было всегда, во все времена. Когда 2 августа 1986 году Василий Филиппович заболел и лежал в больнице, отдать честь генералу пришло более двухсот десантников. В тельняшках, беретах, многие с наградами на груди – они кричали «Ура!». Чеканя шаг и держа равнение на легенду армии, бывшие десантники отдавали честь своему «батьке» Василию Маргелову.

Вам может быть интересно:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: